Вернуться к Музыка и стихи в произведениях Булгакова

Украинская народная песня «Ой не ходи, Грицю, та й на вечорниці...»

И рассказывали, что будто бы десять лет назад... виноват... одиннадцать, они видели, как вечером он шел по Малой Бронной улице в Москве, причем под мышкой у него была гитара, завернутая в черный коленкор. И даже добавляли, что шел он на вечеринку к землякам, вот поэтому и гитара в коленкоре. Что будто бы шел он на хорошую, интересную вечеринку с веселыми румяными землячками-курсистками, со сливянкой, привезенной прямо с благодатной Украины, с песнями, с чудным Грицем...

...Ой, не хо-д-и...

Потом начинали путаться в описании наружности, путать даты, указания места... — Вы говорите, бритый?..

Роман «Белая гвардия»

В романе «Белая гвардия» в пересказе слухов, ходивших в Киеве о Петлюре, приводится строчка из украинской народной песни «Ой, не ходи, Грицю, та й на вечорниці» («Ой не ходи, Грыцю, да на вечорки...»). Авторство этой песни приписывают полулегендарной поэтессе и певице Марусе Чурай (1625—1653). Существуют несколько мелодий на этот текст. Самая известная из мелодий впервые появляется в опере «Козак-стихотворец» (1812), музыку к которой написал Каттерино Кавос.

Сюжет этой песни неоднократно использовался украинскими поэтами, прозаиками и драматургами, он лег в основу около десяти повестей, романов, нескольких драм и поэм. Одними из самых известных являются повесть Ольги Кобылянской «В неділю рано зілля копала» и исторический роман в стихах «Маруся Чурай» Лины Костенко.

Украинская народная песня «Ой не ходи, Грицю». Исполняет Наталия Захарченко. Запись 1937 года

Украинская народная песня «Ой не ходи, Грицю». Исполняет NAVKA

Ой не ходи, Грицю, та й на вечорниці

Ой не ходи, Грицю, та й на вечорниці,
Бо на вечорницях дівки-чарівниці!
Котра дівчина чорні брови має,
То тая дівчина усі чари знає.

У неділю рано зіллячко копала,
А у понеділок пополоскала.
Прийшов вівторок — зіллячко зварила,
А в середу рано Гриця отруїла.

Як прийшов четвер — та вже Гриць помер
Прийшла п’ятниця — поховали Гриця.
А в суботу рано мати дочку била:
«Ой нащо ж ти, доню, Гриця отруїла?»

«Ой мамо, мамо, Гриць жалю не має,
Нащо ж Гриць, мамо, разом двох кохає!
Нехай же не буде ні тій, ні мені,
Нехай достанеться Гриць сирій землі!»

«Оце ж тобі, Грицю, я так ізробила,
Що через тебе мене мати била!
Оце ж тобі, Грицю, за теє заплата —
Із чотирьох дощок дубовая хата!»

Ой не ходи, Грыцю, да на вечорки

Ой не ходи, Грыцю, да на вечорки,
Ведь на вечорках девушки-колдуньи.
У которой девушки черные брови,
Та девушка все чары знает.

В воскресенье рано зелье копала,
В понедельник полоскала.
Пришел вторник — зелье сварила,
А рано в среду Грыця отравила.

Как пришел четверг — так уже Грыць умер,
Пришла пятница — похоронили Грыця.
А в субботу рано мать дочку била:
«Ой зачем ты, доча, Грыця отравила?»

«Ой мама, мама, у Грыця нет жалости,
Зачем же он, мама, любит двух сразу!
Пусть же не будет ни той и ни мне,
Пусть достанется Грыць сырой земле!»

«Вот же тебе, Грыцю, я так и сделала,
Что меня из-за тебя мать била,
Вот же тебе, Грыцю, за то расплата —
Из четырех досок дубовая хата».