Вернуться к Персонажи и их прототипы в романе «Белая гвардия»

Виктор Викторович Мышлаевский

«Дверь в переднюю впустила холод, и перед Алексеем и Еленой очутилась высокая, широкоплечая фигура в шинели до пят и в защитных погонах с тремя поручичьими звездами химическим карандашом. Башлык заиндевел, а тяжелая винтовка с коричневым штыком заняла всю переднюю.

— Здравствуйте, — пропела фигура хриплым тенором и закоченевшими пальцами ухватилась за башлык.

— Витя!».

Виктор Викторович Мышлаевский — второстепенный герой романа М.А. Булгакова «Белая гвардия». Нос с горбинкой, глаза разного цвета, косо срезанный рот, маленький подбородок, напоминающий женский. Его портрет вызывает ассоциацию с Мефистофелем. Он остается верным офицерской чести, защищает Отечество до последнего, посвящая всего себя службе. Он записывается в моторный дивизион. Позже оказывается, что среди других офицеров он самый суровый и подготовленный. Ему чужда сентиментальность. Негативное качество — его слабость к прекрасному полу. Мужчина хорош собой, поэтому привлекает женщин и пользуется этим. Читатель догадывается о таинственном романе героя с Анюткой, наблюдает за тем, как он пытается понравиться Елене.

Предполагаемые прототипы

Сам Михаил Булгаков говорил: «Мышлаевский — выдумка, хотя в основе лежит фигура одного офицера». Имя он не указывал.

Фамилия персонажа взята из жизни — в России был генерал Александр Мышлаевский. В 1914 году он был заместителем командующего Кавказской армией. Из-за его паники чуть было не было проиграно Сарыкамышское сражение и он был с позором отправлен в отставку.

В булгаковедческой литературе часто встречается утверждение, что непосредственным прообразом Мышлаевского был друг детства Булгаковых Николай Николаевич Сынгаевский (Сингаевский). Это мнение пошло от утверждения первой жены Булгакова Татьяны Николаевны Лаппа: «...Мышлаевский — это Коля Сынгаевский... Он был очень красивый... Высокий, худой... голова у него была небольшая... маловата для его фигуры... Глаза, правда, разного цвета, но глаза прекрасные... Все мечтал о балете, хотел в балетную школу поступить. Перед приходом петлюровцев он пошел в юнкеры».

Т.Н. Лаппа также вспоминала, что служба Булгакова и Сынгаевского у Скоропадского свелась к следующему:

«Пришел Сынгаевский и другие Мишины товарищи и вот разговаривали, что надо не пустить петлюровцев и защищать город, что немцы должны помочь... а немцы все драпали. И ребята сговаривались на следующий день пойти. Остались даже у нас ночевать, кажется. А утром Михаил поехал. Там медпункт был... И должен был быть бой, но его, кажется, не было. Михаил приехал на извозчике и сказал, что все кончено и что будут петлюровцы».

По версии булгаковеда Я.Ю. Тинченко, прототипом Мышлаевского также мог быть друг семьи Булгаковых Петр Александрович Бржезицкий. В отличие от Сынгаевского Бржезицкий действительно был офицером-артиллеристом и участвовал в тех же событиях, про которые рассказывал в романе Мышлаевский.

Цитатная характеристика Мышлаевского

Полное имя героя — Виктор Викторович Мышлаевский:

«...оказалась над громадными плечами голова поручика Виктора Викторовича Мышлаевского».

Мышлаевский является старым другом семьи Турбиных:

«...нежных и старинных турбинских друзей детства Мышлаевского, Карася, Шервинского...».

Виктор является офицером и носит чин поручика. Он живет в Киеве, как и его друзья Турбины, Карась и другие:

«Витя, тебе стыдно. Ты офицер».

«...оказалась над громадными плечами голова поручика Виктора Викторовича Мышлаевского».

Возраст Мышлаевского — не более 27 лет. Точный возраст героя не указан, но известно, что он младше своего 28-летнего друга Алексея Турбина:

«Алексею Васильевичу Турбину, старшему — молодому врачу — двадцать восемь лет».

«...Турбина и младших — Карася и Мышлаевского».

Мышлаевский 8 лет отучился в Александровской императорской гимназии в Киеве вместе с Карасем и Алексеем Турбиным. Правда, Алексей учился в классе постарше:

«Восемь лет растил и учил кирпичный покой Турбина и младших — Карася и Мышлаевского».

Мышлаевский является бывший студентом университета. Из-за Первой мировой войны и революции его учеба в университете прекратилась:

«...и поручики, тоже бывшие студенты, но конченные для университета навсегда, как Виктор Викторович Мышлаевский».

Когда в 1914 г. начинается Первая мировая война, Мышлаевский какое-то время служит на фронте в тяжелом N дивизионе:

«— Так, — сказал он, — это даже хорошо. Вы где, поручик, служили? — В тяжелом N дивизионе, господин полковник, — ответил Мышлаевский, указывая таким образом свое положение во время германской войны».

О внешности Мышлаевского известно следующее:

«Дверь в переднюю впустила холод, и перед Алексеем и Еленой очутилась высокая, широкоплечая фигура в шинели до пят и в защитных погонах с тремя поручичьими звездами химическим карандашом. Башлык заиндевел, а тяжелая винтовка с коричневым штыком заняла всю переднюю».

«...оказалась над громадными плечами голова поручика Виктора Викторовича Мышлаевского. Голова эта была очень красива, странной и печальной и привлекательной красотой давней, настоящей породы и вырождения. Красота в разных по цвету, смелых глазах, в длинных ресницах. Нос с горбинкой, губы гордые, лоб бел и чист, без особых примет. Но вот, один уголок рта приспущен печально, и подбородок косовато срезан так, словно у скульптора, лепившего дворянское лицо, родилась дикая фантазия откусить пласт глины и оставить мужественному лицу маленький и неправильный женский подбородок».

«Турбин и Николка, став на колени, стягивали с Мышлаевского узкие щегольские сапоги с пряжками на икрах».

«...а Мышлаевский мертво храпел, показывая три золотых коронки...».

«...пока не чавкали короткие, спущенные до каблуков шпоры и не появлялся скошенный подбородок, квадратные плечи и синие бриджи».

«Мышлаевский, растопырив ноги циркулем, стоял перед трубачом...».

У него глаза разного цвета. Правый глаз зеленый, а левый — темный:

«Красота в разных по цвету, смелых глазах, в длинных ресницах».

«Но глаза, даже в полутьме сеней, можно отлично узнать. Правый в зеленых искорках, как уральский самоцвет, а левый темный...».

Он является здоровым, выносливым парнем, по словам Елены Турбиной:

«— Витька, Витька, — говорила Елена, качая головой, похожей на вычищенную театральную корону, — посмотреть на тебя, здоровый ты парень, с чего ж ты так ослабел вчера?»

Мышлаевский — настоящий офицер:

«— Нет, черт возьми... Это действительно офицер. Видали?» (полковник Малышев)

«Тень легла на лицо Малышева. Он помолчал. — Великое счастье, что хорошие офицеры попались, — продолжал Студзинский, — в особенности этот новый, Мышлаевский. Как-нибудь справимся».

Мышлаевский, когда злится, употребляет нецензурные выражения:

«Грозные матерные слова запрыгали в комнате, как град по подоконнику. Скосив глаза к носу, ругал похабными словами штаб в вагонах первого класса, какого-то полковника Щеткина, мороз, Петлюру, и немцев, и метель и кончил тем, что самого гетмана всея Украины обложил гнуснейшими площадными словами».

Офицер Мышлаевский, как и его друзья Турбины, Карась, Шервинский, является монархистом:

«— Ему никогда, никогда не простится его отречение на станции Дно. Никогда. Но все равно, мы теперь научены горьким опытом и знаем, что спасти Россию может только монархия. Поэтому, если император мертв, да здравствует император! — Турбин крикнул и поднял стакан. — Ур-ра! Ур-ра! Ур-ра-а!! — трижды в грохоте пронеслось по столовой». (Мышлаевский, Турбины и другие пьют за императора)

В начале романа, в декабре 1918 года, Мышлаевский состоит в качестве рядового во второй пехотной дружине в Киеве:

«Поручик Мышлаевский находится сейчас во второй пехотной дружине, в качестве рядового, и желал бы перевестись во вверенный вам дивизион по специальности».

«Карась в отчаянии, что Мышлаевский ушел в эту дурацкую дружину. Глупо. Сгеройствовал, поспешил. И где он теперь, черт его знает. Может быть, даже и убили под Городом...».

Вечером 12 декабря 1918 года Мышлаевский приходит домой к своим друзьям Турбиным после длительного дежурства на морозе. Он боится, что отморозил ноги настолько, что их придется ампутировать. К счастью, все заканчивается благополучно. Турбины помогают ему прийти в себя и помыться. Мышлаевский говорит, что два его товарища замерзли насмерть во время этого жуткого дежурства, а еще двоим будут ампутировать отмороженные ноги:

«— Что же это за подлецы! — закричал Турбин. — Неужели же они не могли дать вам валенки и полушубки?»

«— Неужели же отрезать придется? Господи... — Он горько закачался в кресле».

«— Да-с, — хрипел Мышлаевский, насасывая папиросу, — сменились мы, слава те, господи. Считаем: тридцать восемь человек. Поздравьте: двое замерзли. К свиньям. А двух подобрали, ноги будут резать...».

Мышлаевский злится на гетмана за то, что он и его окружение заставляют офицеров сутки стоять в карауле на морозе без теплой обуви и одежды:

«— Гетман, а? Твою мать! — рычал Мышлаевский. — Кавалергард? Во дворце? А? А нас погнали, в чем были. А? Сутки на морозе в снегу... Господи! Ведь думал — пропадем все... К матери! На сто саженей офицер от офицера — это цепь называется? Как кур чуть не зарезали!»

«...Мышлаевский, мохнат, бел, в халате и лицо в пятнах от водки и бешеной усталости. Глаза его в красных кольцах — стужа, пережитый страх, водка, злоба».

Мышлаевский рассказывает Турбиным, что во время этого страшного дежурства он слышал выстрелы в пригороде Киева. Он подозревает, что это могут быть войска Петлюры, подступающие к городу. В то же время он надеется, что это стреляли местные мужики и что все не так страшно:

«Знаешь, что спасло? Пулеметы. На рассвете, слышу, верстах в трех поехало! И ведь, представь, вставать не хочется. Ну, а тут пушка забухала. Поднялся, словно на ногах по пуду, и думаю:

"Поздравляю, Петлюра пожаловал". <...> — Но кто также? Неужели же Петлюра? Не может этого быть. — А, черт их душу знает. Я думаю, что это местные мужички-богоносцы Достоевские!.. у-у... вашу мать!»

13 декабря 1918 года поручик Мышлаевский переводится из второй пехотной дружины в студенческий дивизион. Этот дивизион должен оборонять Киев от подступающих к городу войск Петлюры. В дивизионе также состоят друзья Мышлаевского — братья Турбины и Карась:

«Поручик Мышлаевский находится сейчас во второй пехотной дружине, в качестве рядового, и желал бы перевестись во вверенный вам дивизион по специальности».

Вступив в дивизион, Мышлаевский руководит там отдельным взводом юнкеров. Он выясняет, что пятнадцать человек из его взвода даже не умеют пользоваться винтовкой. Он боится, что с такой слабой подготовкой трудно будет дать отпор Петлюре:

«Мышлаевский, небрежно и ловко ткнув концами пальцев в околыш, пододвинулся к штабс-капитану и сказал: — У меня во взводе пятнадцать человек не имеют понятия о винтовке. Трудновато».

В дивизионе Мышлаевский проявляет себя как надежный товарищ. Когда начальник, например, просит его заняться освещением здания, он быстро решает эту проблему. Начальник, полковник Малышев, остается очень доволен им:

«— Поручик Мышлаевский. Пожалуйте сюда. Вот что-с: поручаю вам электрическое освещение здания полностью. Потрудитесь в кратчайший срок осветить. Будьте любезны овладеть им настолько, чтобы в любое мгновение вы могли его всюду не только зажечь, но и потушить. И ответственность за освещение целиком ваша. Мышлаевский козырнул, круто повернулся. Трубач пискнул и прекратил. Мышлаевский, бренча шпорами — топы-топы-топы, — покатился по парадной лестнице с такой быстротой, словно поехал на коньках. Через минуту откуда-то снизу раздались его громовые удары кулаками куда-то и командные вопли. И в ответ им, в парадном подъезде, куда вел широченный двускатный вестибюль, дав слабый отблеск на портрет Александра, вспыхнул свет. Малышев от удовольствия даже приоткрыл рот и обратился к Турбину: — Нет, черт возьми... Это действительно офицер. Видали?»

«Командир дивизиона стал у входа в актовый зал, и тысяча огней играла на серебряной резьбе его шашки. Он поманил Мышлаевского и сказал: — Ну, вот-с, поручик, я доволен, что вы попали к нам в дивизион. Молодцом. — Рад стараться, господин полковник».

В ночь на 14 декабря 1918 года гетман сбегает из Киева в Германию, предав тех, кто его поддерживал. Петлюра со своей армией захватывают Киев. В результате Мышлаевский и его друзья оказываются в огромной опасности, так как петлюровцы преследуют всех сторонников сбежавшего гетмана:

«Разрешите представить вам, господин полковник, поручика Виктора Мышлаевского и доктора Турбина. Поручик Мышлаевский находится сейчас во второй пехотной дружине, в качестве рядового, и желал бы перевестись во вверенный вам дивизион по специальности».

«— Не знаю уж, как и быть... ведь в настоящий момент, — полковник жирно подчеркнул слово «настоящий», — так, в настоящий момент, я говорю, непосредственной нашей задачей является защита Города и гетмана от банд Петлюры, и, возможно, большевиков».

Мышлаевский долго не появляется у Турбиных, и те боятся, что его убили петлюровцы. Наконец вечером 15 декабря Мышлаевский приходит домой к Турбиным. Все очень рады видеть его живым:

«В столовой Елена, увидев Мышлаевского, заплакала и сказала: — Витька, ты жив... Слава богу...».

Мышлаевский очень зол на сбежавшего гетмана и его свиту и готов лично расправиться с ним за его предательство:

«— Ты — герой, — ответил Мышлаевский, — но надеюсь, что его сиятельство главнокомандующий, успел уйти раньше... Равно как и его светлость, пан гетман... его мать... Льщу себя надеждой, что он в безопасном месте... Родине нужны их жизни. Кстати, не можешь ли ты мне указать, где именно они находятся?

— Зачем тебе?

— Вот зачем. — Мышлаевский сложил правую руку в кулак и постучал ею по ладони левой. — Ежели бы мне попалось это самое сиятельство и светлость, я бы одного взял за левую ногу, а другого за правую, перевернул бы и тюкал бы головой о мостовую до тех пор, пока мне это не надоело бы. А вашу штабную ораву в сортире нужно утопить...».

«— Спасибо, выучили. Ну, если когда-нибудь встретится мне эта самая каналья... гетман... — Из-под кашне послышалось сипение, — я его, — высокий выпустил страшное трехэтажное ругательство и не кончил».

Судя по всему, Виктору Мышлаевскому нравится девушка Анюта, которая живет в семье Турбиных:

«Мышлаевский откашлялся, искоса глянул на дверь, изменил прямой путь на извилистый, дал крюку и тихо сказал:

— Здравствуйте, Анюточка...

— Елене Васильевне скажу, — тотчас механически и без раздумья шепнула Анюта и закрыла глаза, как обреченный, над которым палач уже занес нож.

— Глупень...

Турбин неожиданно заглянул в дверь. Лицо его стало ядовитым.

— Метелочку, Витя, рассматриваешь? Так. Красивая. А ты бы лучше шел своей дорогой, а? А ты, Анюта, имей в виду, в случае, ежели он будет говорить, что женится, так не верь, не женится.

— Ну что, ей-богу, поздороваться нельзя с человеком.

Мышлаевский побурел от незаслуженной обиды, выпятил грудь и зашлепал шпорами из гостиной».

Когда 16 декабря 1918 года, после нашествия Петлюры на Киев, Мышлаевский приходит к Турбиным, Анюта очень рада его видеть. Встретив ее на пороге, Мышлаевский целует ее. Очевидно, между молодыми людьми существует взаимная симпатия. Чем заканчивается история Мышлаевского и Анюты, в романе не уточняется:

«"Он", — отозвалось в груди Анюты, и сердце ее прыгнуло...».

«— Никого нет, — не помня, что говорит, и тоже почему-то шепотом ответила Анюта. —

«Целует, губы сладкие стали», — в сладостнейшей тоске подумала она и зашептала:

— Виктор Викторович... пустите... Елене...

— При чем тут Елена... — укоризненно шепнул голос, пахнущий одеколоном и табаком, — что вы, Анюточка...

— Виктор Викторович, пустите, закричу, как бог свят, — страстно сказала Анюта и обняла за шею Мышлаевского...»

Борис Добронравов в роли Мышлаевского в спектакле «Дни Турбиных» (1926)

Владимир Басов в роли Мышлаевского в фильме «Дни Турбиных» (1976)

Владимир Басов в роли Мышлаевского в фильме «Дни Турбиных» (1976)

Михаил Пореченков в роли Мышлаевского в сериале «Белая гвардия» (2012)

Михаил Пореченков в роли Мышлаевского в сериале «Белая гвардия» (2012)

Михаил Пореченков в роли Мышлаевского в сериале «Белая гвардия» (2012)

Иллюстрации