Вернуться к По следам Булгакова

Здание Зоологического музея

Большая Никитская улица, 6
Станция метро «Охотный ряд»

Булгаков не раз бывал в доме № 6 по улице Большой Никитской, в котором находится Зоологический музей. Он часто приходил в гости к профессору Алексею Николаевичу Северцову. На его дочери был женат приятель Булгакова искусствовед Александр Георгиевич Габричевский. С ними писатель встречал новый, 1925 год. Габричевские жили в квартире Северцова при Зоологическом музее. Именно этот дом изображен в повести «Роковые яйца» (1924), а одним из прототипов профессора Персикова стал, по-видимому, сам Северцов. Скорее всего, во время визитов Булгаков видел и рабочий кабинет ученого на втором этаже. Его впечатления, видимо, отразились и в других персонажах «Роковых яиц» — ассистент Персикова Петр Степанович Иванов напоминает ученика Северцова Бориса Степановича Матвеева, а сторож Панкрат очень похож на старшего служителя музея Феликса, каким его описывала в мемуарах дочь Северцова.

В 1919 году у профессора отняли из 6 комнат 3. Тогда он заявил Марье Степановне:

— Если они не прекратят эти безобразия, Марья Степановна, я уеду за границу. Нет сомнения, что если бы профессор осуществил этот план, ему очень легко удалось бы устроиться при кафедре зоологии в любом университете мира, ибо ученый он был совершенно первоклассный, а в той области, которая так или иначе касается земноводных или голых гадов, и равных себе не имел за исключением профессоров Уильяма Веккля в Кембридже и Джиякомо Бартоломео Беккари в Риме. Читал профессор на 4 языках, кроме русского, а по-французски и немецки говорил как по-русски. Намерения своего относительно заграницы Персиков не выполнил, и 20-й год вышел еще хуже 19-го. Произошли события, ипритом одно за другим. Большую Никитскую переименовали в улицу Герцена. Затем часы, врезанные в стену дома на углу Герцена и Моховой, остановились на 11 с 1/4, и, наконец, в террариях зоологического института, не вынеся всех пертурбаций знаменитого года, издохли первоначально 8 великолепных экземпляров квакшей, затем 15 обыкновенных жаб и, наконец, исключительнейший экземпляр жабы Суринамской.

«Роковые яйца», глава 1

— Вы посмотрите, Владимир Ипатьевич! — говорил Иванов, в ужасе прилипая глазом к окуляру. — Что делается?! Они растут на моих глазах... Гляньте, гляньте...

— Я их наблюдаю уже третий день, — вдохновенно ответил Персиков.

Затем произошел между двумя учеными разговор, смысл которого сводился к следующему: приват-доцент Иванов берется соорудить при помощи линз и зеркал камеру, в которой можно будет получить этот луч в увеличенном виде и вне микроскопа.

«Роковые яйца», глава 3

МоскваБольшая Никитская улица, 6 на карте Москвы, ближайшее метро Охотный Ряд — Яндекс.Карты