Вернуться к По следам Булгакова

Усадьба Барятинских на Зеленом мысе

Усадьба Барятинских, или дача Стюр находилась недалеко от Батуме, на Зеленом мысе. В этом месте Грузии было несколько дореволюционных дач, усадеб, вилл, но до наших дней сохранились не все. Михаил Афанасьевич и Любовь Евгеньевна Булгаковы приехали на Зеленый мыс в начале мая 1927 (Л.Е. Белозерская называет 1928-й) года. Они остановились здесь в бывшем особняке князей Барятинских.

В своих воспоминаниях Любовь Евгеньевна писала: «Это удивительно, до чего он любил Кавказское побережье — Батуме, Махинджаури, Цихидзири, но особенно Зеленый Мыс, хотя, если судить по "Запискам на манжетах", большой радости там в своих странствиях он и не испытывал. "Слезы такие же соленые, как морская вода", — написал он.

Зеленый Мыс у него упоминается также в пьесе "Адам и Ева". Герой и героиня мечтают стряхнуть с себя все городские заботы и на полтора месяца отправиться в свадебное путешествие на Зеленый Мыс.

Здесь мы устроились в пансионе датчанина Стюр, в бывшей вилле князей Барятинских, к которой надо подниматься, преодолев сотню ступеней. Мы приехали, когда отцветали камелии и все песчаные дорожки были усыпаны этими царственными цветами. Больше всего меня поразило обилие цветов...

Нас устроили в просторном помещении с тремя огромными, как в храме, окнами, в которые залетали ласточки и, прорезав в полете комнату насквозь, попискивая, вылетали. Простор сказывался во всем: в планировке комнат, террас, коридоров. В нижнем этаже находились холл и жилые комнаты Стюров — веселого простодушного хозяина-датчанина, говорившего «щукаль» вместо шакал, его хорошенькой и кислой русской жены и 12-летней дочери Светланы, являвшей собой вылитый портрет отца.

Из Чиатур с марганцевой концессии приезжали два англичанина со своими дамами и жила — проездом на родину — молодая миловидная датчанка с детьми, плюс мы двое.

Было жарко и влажно. Пахло эвкалиптами. Цвели олеандровые рощи, куда мы ходили гулять со Светланой, пока однажды нас не встретил озабоченный М.А. и не сказал:

— Тебе попадет, Любаша.

И действительно, мадам Стюр, холодно глядя на меня, сухо попросила больше не брать ее дочь в дальние прогулки, т. к. сейчас кочуют курды и они могут Светлану украсть.

Эта таинственная фраза остается целиком на совести мадам Стюр.

Михаил Афанасьевич не очень-то любил пускаться в дальние прогулки, но в местный Ботанический сад мы пошли чуть ли не на другой день после приезда и очень обрадовались, когда к нам пристал симпатичный рыжий пес, совсем не бездомный, а просто, видимо, любящий компанию. Он привел нас к воротам Ботанического сада. С нами вошел, шел впереди, изредка оглядываясь и, если надо, нас поджидая. Мы сложили двустишие:

Человек туда идет,
Куда пес его ведет.

Осмотрев сад, мы все трое вышли в другие ворота.

Широкие коридоры нашей виллы освещались плохо, и я, начитавшись приключений вампира графа Дракулы, боялась ходить в отдаленный уголок и умоляла М.А. постеречь в коридоре, при этом просила петь или свистеть. Помню, как он пел «Дивные очи, очи, как море, цвета лазури небес голубых» и приговаривал: «Господи, как глупо!» — и продолжал: «То вы смеетесь, то вы грустите...»

Конечно, это было смешно, но граф Дракула требовал жертв...

Стоит посмотреть на фотографию М.А., снятую на Зеленом Мысе, и сразу станет ясно, что был он тогда спокоен и весел».

История дачи князей Барятинских

Дача князя Барятинского появилась на Зеленом мысе в конце XIX века, примерно в 1890-е годы. Владение ей приписывается князю Александру Ивановичу Барятинскому (1815—1879) — русскому государственному и военному деятелю, генерал-фельдмаршалу, генерал-адъютанту, главнокомандующему Кавказской армией, наместнику на Кавказе и пленителю Шамиля. Однако, учитывая, что Аджария была присоединена к России по итогам Русско-турецкой войны 1877—1878 годов, а Александр Иванович проживая в это время за границей, умер в 1879 году в Женеве, вряд ли он смог успеть построить себе виллу на Зеленом мысе в Грузии.

Вероятнее всего, владельцем этой усадьбы был один из племянников Александра Ивановича — князь Александр Анатольевич Барятинский (1846—1914) — русский генерал от инфантерии, герой Русско-турецкой войны, военный губернатор Дагестанской области. В начале XX века, возможно, после смерти Александра Анатольевича Барятинского в 1914 году, вся территория обрыва, а за ним весь приморский склон с посадками мандаринов, аллеями редкостных деревьев, беседками и, главное, — лестницами, ведущими на станцию Зеленый мыс, а затем к морю — принадлежал старушке Стюр.

Проживавшая в детстве на Зеленом мысе Мая Тимофеевна Мазуренко, в своих мемуарах-воспоминаниях «Утраченная Колхида» рассказывает, что в начале 1930-х годов старушка Стюр уехала в Швецию. Позже дача Стюр и дача Баратова — самые красивые и самые близкие к морю — стали закрытыми правительственными резиденциями. В народе их шепотом называли «Бериевскими». Высокие глухие заборы делали недоступным обзор, а в щель можно было увидеть только бегающих овчарок. На дачах отдыхали видные политические деятели. К примеру, в 1934 году, здесь отдыхал болгарский революционер Георгий Михайлович Димитров (1882—1949).

После 1953 года дача Баратова была присоединена к Батумскому Ботаническому саду, а дача Стюр продолжала быть закрытой, но стала называться: «Дом отдыха Четвертого управления». Все знали, что «Четвертое управление» — это что-то очень секретное, то есть принадлежит грозному КГБ. С годами дом отдыха Четвертого управления стал более доступным. В семидесятых годах можно было пройти на территорию этой знаменитой дачи и спуститься к морю по каскадам лестниц. В те же годы, к даче Стюр пристроили высокий многоэтажный серый корпус Дома отдыха. В 2005 году это здание разрушили.

Усадьба Барятинских на Зеленом мысе, Батум

Усадьба Барятинских на Зеленом мысе, Батум

Усадьба Барятинских на Зеленом мысе, Батум

Усадьба Барятинских на Зеленом мысе, Батум

М.А. Булгаков в Батуме

М.А. Булгаков в Батуме

М.А. Булгаков в Батуме