Вернуться к По следам Булгакова

Нащокинский переулок, дом 3

Последние годы жизни Михаила Афанасьевича Булгакова прошли в собственной квартире № 44 в доме № 3/5, который был построен для советских писателей на улице Фурманова (до 1933 года и после 1993-го — Нащокинский переулок). Дом под № 3 в Нащокинском переулке назывался «писательской надстройкой» — жилищно-строительное кооперативное товарищество «Советский писатель», председателем правления которого был А. Жаров, реконструировало два старинных каменных особняка (Нарышкинские палаты), объединив их и надстроив до уровня пяти-этажного дома. Первый писательский кооперативный дом в Москве, к сожалению, до наших дней не сохранился, его снесли в середине 1970-х годов.

В собственную квартиру Михаил Булгаков переехал с женой Еленой Сергеевной и пасынком Сергеем 18 февраля 1934 года. Именно здесь Булгаков дописал «Мастера и Маргариту», написал «Записки покойника» («Театральный роман»), «Батум» и др. Кроме Булгаковых, в этом доме жили писатели Всеволод Иванов, Илья Ильф, Юрий Нагибин, Николай Панов, Владимир Буковский и многие другие, в 1933—1934 годах здесь жил Осип Мандельштам, он был арестован в этом доме, сюда же вернулся в 1937 году из ссылки.

В писательском доме Булгаковы жили в трехкомнатной квартире, состоявшей из большой столовой, детской и спальни (она же одновременно кабинет). Квартира требовала ремонта, бесконечно ходили рабочие, маляры, что-то доделывали и ремонтировали, но Булгаков все равно был очень рад переезду. В письме В. Вересаеву 6 марта 1934 года он писал: «Замечательный дом, клянусь! Писатели живут и сверху, и снизу, и сзади, и спереди, и сбоку. Молю Бога о том, чтобы дом стоял нерушимо. Я счастлив, что убрался из сырой Пироговской ямы. А какое блаженство не ездить в трамвае! Викентий Викентьевич! Правда, у нас прохладно, в уборной что-то не ладится и течет на пол из бака, и, наверное, будут еще какие-нибудь неполадки, но все же я счастлив. Лишь бы только стоял дом!»

В доме у Булгаковых постоянно бывали люди. Вот как Елена Сергеевна описывала их самых близких друзей: «У нас был небольшой круг друзей, были художники — Дмитриев Владимир Владимирович, Вильямс Петр Владимирович, Эрдман Борис Робертович (брат драматурга). Это был дирижер Большого театра Мелик-Пашаев, это был Яков Леонтьевич Леонтьев, директор Большого театра. Все они с семьями, конечно, с женами. И моя сестра Ольга Сергеевна Бокшанская, секретарь Художественного театра, со своим мужем Калужским, несколько артистов Художественного театра: Конский, Яншин, Раевский, Пилявская. Это был небольшой кружок для такого человека, как Михаил Афанасьевич, но они у нас собирались почти каждый день...».

Работа над «Мастером и Маргаритой» продолжалась свыше 12 лет. На рукописях сохранилась булгаковская пометка: «Дописать раньше, чем умереть. 30 октября 1934 г.». Писатель был уже неизлечимо болен и, как профессиональный врач, прекрасно это понимал. Елена Сергеевна у постели умирающего Булгакова обещала отредактировать текст «Мастера и Маргариты» и сделать все от нее зависящее, чтобы роман пошел в печать. «Чтобы знали... Чтобы знали...», — с трудом шептал Мастер. В этом доме Булгаков прожил до последних дней. 10 марта 1940 года в дневнике Елены Сергеевны появилась лаконичная запись: «16.39. Миша умер...»

МоскваНащокинский переулок