Вернуться к По следам Булгакова

Филиал МХАТа (театр Корша)

Петровский переулок, дом 3

Здание в псевдорусском стиле было построено в 1885 году по проекту архитектора М.Н. Чичагова для Русского драматического театра, основанного в 1882 году Ф.А. Коржем. После 1917 года театр неоднократно менял названия: «Товарищество артистов», «3-й театр РСФСР. Комедия», «Комедия (бывший Корш)» и др., пока в 1933 году не стал филиалом МХАТа. В настоящее время здесь располагается Театр наций.

Театр Ф.А. Корша упоминается в повести «Роковые яйца» и романе «Записки покойника» (театр Шлиппе). В середине 1930-х годов Булгаков бывал здесь регулярно: в 1933—1935 годах в театре проходили репетиции спектакля «Пиквикский клуб» по роману Чарльза Диккенса (режиссер Виктор Станицын, художник Петр Вильямс, инсценировка Натальи Венкстерн).

Булгаков в ноябре 1933 года решился попробовать свои силы и в актерском мастерстве — он попросил роль гетмана в «Днях Турбиных» и Судьи в «Пиквикском клубе». К ужасу Елены Сергеевны («Я в отчаянии. Булгаков — актер...»), ему отдали роль президента суда и одновременно назначили ассистентом режиссера. На генеральной репетиции 3 ноября 1934 года Булгаков, по его словам, «ужасно переволновался», но судью сыграл прекрасно. Премьера состоялась 1 декабря 1934 года, и весь сезон 1934/35 года Булгаков сначала один, а затем попеременно с актером Николаем Курочкиным с удовольствием играл роль президента суда. 27 декабря 1934 года, отрывки «Пиквикского клуба» транслировались по радио — Булгаков вместе с другими актерами декламировал отдельные сцены спектакля. Здесь же, в филиале МХАТа, осенью и зимой сезона 1935/36 проходили репетиции булгаковского «Мольера».

А по Тверской, с фонариками по бокам морд, шли вереницею цирковые ослики, несли на себе сияющие плакаты: «В театре Корша возобновляется "Шантеклэр" Ростана».

«Роковые яйца», глава 6

Для картины «Суд» была построена черная пирамида, на ее первых этажах сидели «присяжные», вершина была пуста — она представляла собой кафедру, на которой стоял колокольчик с ручкой в виде бульдога. За этой кафедрой должен был в определенный момент «возникнуть» (это уже было по-булгаковски!) Судья. Сзади пирамиды была спрятана лестница, по которой присяжные и Судьи еще до открытия занавеса должны были залезать на свои места.

На репетициях Михаил Афанасьевич, чтобы не лишать себя возможности смотреть предыдущие картины, не прятался заранее за кафедрой, а взбегал из зрительного зала на сцену и поднимался по лестнице на наших глазах, чтобы потом «возникнуть». Так вот, из зала на сцену взбегал еще Булгаков, но, идя по сцене, он видоизменялся, и по лестнице лез уже Судья. И Судья этот был пауком. Михаил Афанасьевич придумал (может быть, это был подсказ Виктора Яковлевича Станицына), что Судья — паук. То ли тарантул, то ли крестовик, то ли краб, но что-то из паучьей породы. Таким он и выглядел — голова уходила в плечи, руки и ноги округлялись, глаза делались белыми, неподвижными и злыми, рот кривился.

Из воспоминаний Вадима Шверубовича, заведующего постановочной частью театра

МоскваПетровский переулок, 3 — Яндекс.Карты

Петровский переулок, дом 3. 1900-е гг.

Петровский переулок, дом 3. 2016 г. После 1917 года театр неоднократно менял названия: «Товарищество артистов», «3-й театр РСФСР. Комедия», «Комедия (бывший Корш)» и др., пока в 1933 году не стал филиалом МХАТа. В настоящее время здесь располагается Театр наций