Вернуться к По следам Булгакова

Адрес Викентия Викентьевича Вересаева

Шубинский переулок, дом 2, квартира 14
Станция метро «Смоленская»

Дом № 2/3 в Шубинском переулке отмечен мемориальной доской с надписью «В этом доме с 1921 и до конца жизни жил советский писатель В.В. Вересаев (Смидович)». Его книги «Записки врача», «На войне», «В тупике», «Пушкин в жизни», «Гоголь в жизни», «Спутники Пушкина» читала вся Россия. Квартира № 14, в которой жил Вересаев, признана объектом культурного наследия регионального значения. В этой квартире часто бывал Михаил Афанасьевич Булгаков. «Мы бывали у Вересаевых не раз, — вспоминала Л. Белозерская, вторая супруга Булгакова. — Было что-то добротное во всем его облике старого врача и революционера. Общность переживаний, связанная с первоначальной профессией врача, не могла не роднить их». Вересаев был почти на четверть века старше Булгакова, но у них было много общего — оба с медицинским образованием, оба были военными врачами в годы Первой мировой, оба стали писателями. Вересаев очень высоко оценил талант Булгакова и поддерживал его в первые, самые трудные московские годы.

Дождливым осенним вечером Булгаков позвонил в квартиру Вересаева. Дверь открыл сам писатель.

— Булгаков, — смущенно представился вошедший.

И от волнения почему-то снял галоши.

— Чем могу служить? — спросил Вересаев.

— Да, собственно, ничем, Викентий Викентьевич, — виновато пробормотал Булгаков... — просто хотел пожать вам руку... Ваша книга «Записки врача» мне очень понравилась.

Вересаев промолчал.

— Ну, до свиданья, — после минутного молчания сказал Булгаков и стал надевать галоши.

— Погодите, а фамилия-то как ваша? — спросил Вересаев, приставляя к уху сложенную рупором ладонь.

— Михаил Афанасьевич Булгаков.

— Так это вы — автор «Записок на манжетах»?

— Я самый.

— Голубчик вы мой, — воскликнул Вересаев, — что же вы мне раньше не сказали?.. Раздевайтесь, пожалуйста, заходите, гостем будете!

Из воспоминаний Е.С. Шиловской, пересказанных А. Лессом

Приблизительно в то же время мы познакомились с Викентием Викентьевичем Вересаевым. Он тоже очень доброжелательно относился к Булгакову. И если направленность их творчества была совершенно различна, то общность переживаний, связанных с первоначальной профессией врача, не могла не роднить их. Стоит только прочесть «Записки врача» Вересаева и «Рассказы юного врача» Булгакова.

Мы бывали у Вересаевых не раз. Я прекрасно помню его жену Марию Гермогеновну, которая умела улыбаться как-то особенно светло. Вспоминается длинный стол. Среди гостей бросается в глаза красивая седая голова и контрастно черные брови известного пушкиниста, профессора Мстислава Александровича Цявловского, рядом с которым сидит, прильнувши к его плечу, женственная жена его, Татьяна Григорьевна Зенгер, тоже пушкинистка.

Л.Е. Белозерская, из книги «О, мед воспоминаний»

Особенно часто Булгаков гостил у Вересаева, когда два писателя задумали совместную пьесу «Александр Пушкин» («Последние дни»). «Вересаев мечтал о сугубо исторической пьесе, требовал, чтобы все даты, факты, события были точно соблюдены, — писала Е. Булгакова, третья жена писателя. — Булгаков был с этим, конечно, согласен. Но, по его мнению, этого было мало». Викентий Викентьевич выступал в роли биографа поэта, Булгакову предоставлялась драматургическая часть пьесы. 25 августа 1934 года Елена Сергеевна Булгакова записала в дневник: «У М.А. возник план пьесы о Пушкине. Только он считает необходимым пригласить Вересаева для разработки материала. М.А. испытывает к нему благодарность за то, что тот в тяжелое время сам приехал к М.А. и предложил в долг денег. М.А. хочет этим как бы отблагодарить его, а я чувствую, что ничего хорошего не получится. Нет ничего хуже, когда двое работают». Елена Сергеевна оказалась права, и сложности начались почти сразу — пушкиновед и лауреат Пушкинской премии Вересаев считал себя не консультантом, а полноправным соавтором и стал вмешиваться в драматургию, отчего Булгаков очень страдал. Договориться не удалось, и Вересаев снял свое имя с пьесы. Пьеса «Александр Пушкин» («Последние дни») была поставлена лишь в 1943 году — Булгаков на сцене ее так и не увидел.

Дом № 2/3 на углу 1-го Смоленского и Шубинского переулков не отличается художественной отделкой фасадов и оригинальным конструктивным решением. Довольно скромное четырехэтажное кирпичное здание имеет арку и мансардное помещение в три окна. В настоящее время в этом здании располагается огромное количество организаций: от адвокатских контор до объединенного архива Комитета по культуре правительства г. Москвы.

МоскваШубинский переулок, 2/3 на карте Москвы, ближайшее метро Смоленская — Яндекс.Карты