Вернуться к Память

Письма, записки, рисунки и рукописи Булгакова

Прошение М.А. Булгакова о зачислении студентом медицинского факультета университета Св. Владимира

Прошение студента Киевского университета Михаила Булгакова о вступлении в брак, 1913

Манжета, 1922 год

Чудом сохранившийся артефакт начала 1920-х годов — своего рода черновик. Текст, который Булгаков написал на манжете, видимо, так и не был отправлен получателю. Скорее всего, записка была адресована писателю Юрию Слёзкину (1885—1947).

Манжета от сорочки Булгакова с его запиской неизвестному другу.
«1922 г. 19 сентября. Я писал <имя тщательно стерто> на манжете единственному человеку, который нашел слова, чтобы поддержать пламень у меня. Я этого не забуду. М. Булгаков».

Автографы Михаила Булгакова

Дарственная надпись на экземпляре «Дьяволиады» Юрию Слёзкину: «Милому Юрию Слёзкину в память наших скитаний, страданий у подножия Стололовой Горы. У подножия ставился первый акт Дьяволиады, дай нам Бог дожить до акта V-го — веселого с развязкой свадебной. Москва. МБулгаков. 15.III.1924»

Дарственная надпись на экземпляре «Дьяволиады»: «Дорогому Георгию Николаевичу Гайдовскому на память от человека, просидевшего три года на Садовой в надежде чего-то достичь. 18.IX.1924»

Дарственная надпись на экземпляре «Белой гвардии»: «Милой Лиле Ландсберг на память. Михаил Булгаков. Москва. 1-го февраля 1925 г.»

Дарственная надпись на экземпляре «Дьяволиады»: «Талантливому человеку Вере Сергеевне Соколовой
— Елисавете
— Елене
Михаил Булгаков
Москва 11 февраля 1926
Не читайте эту книгу — в ней нет хорошего ничего. В ней изуродованная бессильная сатира»

Дарственная надпись на экземпляре «Дьяволиады»: «Милому Борису Самойловичу Тейтельбаум на добрую память. Михаил Булгаков. 15.V.26»

Автограф Булгакова в альбоме М.П. Чеховой (мемориальный фонд Дома-музея А.П. Чехова в Ялте): «Напрасно вы надеетесь, дорогая Мария Павловна, что я "умру по дороге". Я не умру и вернусь в Ялту за обещанным Вами письмом Антона Павловича!

13-го мая 1927 г. МБулгаков

Аутка»

Дарственная надпись на экземпляре «Дьяволиады» Марии Павловне Чеховой:

«Эту книгу не нужно читать.
Дорогой и милой Марии Павловне Чеховой.
Искренне
Михаил Булгаков
21.II.1928 г.»

Дарственная надпись на экземпляре «Дней Турбиных» (парижское издание) Елене Сергеевне Шиловской, 1930 год

Дарственная надпись на экземпляре «Дней Турбиных» (парижское издание), 1935 год

Автограф Булгакова

Автограф Булгакова

Письма Михаила Булгакова

Письмо Михаила Булгакова в ОГПУ, 1926 год

Письмо Михаила Булгакова Сталину, 1930 год

Письмо Булгакова жене Любови Евгеньевне Белозерской от имени кота, 1932 год

Дат. 22.VII.32.

Письмо кота

Дорогая мама, пишу тебе, как мы ходили к доктору Тоболкину. Нас обоих посадили в ту нищюю корзинку, в которой дрова носят. Но у ворот Валентина Григорьевна дала (...) с крышкой и нас упаковали. И контролер в трамвае нас не заметил. И мы все четверо и папа и Нюша приехали в переднюю.
Громаднейших размеров пес разорвал в мелкие дребезги гражданина и его за это (пса) привели лечить, сказали все «он бешеный». А доктор Тоболкин посмотрел и сразу сказал: «он здоровый» и написал ему удостоверение «злая собака». Так что теперь, когда он разорвет кого-нибудь, тот не будет бояться.
Папа оказался прав и теперь

Письмо Булгакова жене Любови Евгеньевне Белозерской от имени кота, 1932 год (продолжение)

с нами осторожность и прописал сантонин доктор обоим и его нету. Вот пришлю рецепт — (...), может доктор у тебя выпишет и в деревенской аптеке, может, есть. Привези мама лекарство, а то Мука совсем стала худая, ее паразит съел. У нас благополучно. Папа пишет и, может быть, завтра в 11.45 поедет к Вам. а Нюша — ничего себе. Твой Утюн. P.S. Мне дали глупое название и лучше бы я был Велизарий. Папа говорит, что никоко (!) сантонина нет в деревне, но я прилагаю все таки. Муку-старуху жалко. У.

Письмо Булгакова жене Любови Евгеньевне Белозерской от имени кота, 1932 год

Дорогая, глубожаемая мама,

мама Мука родила двух

Папа ей помог один неписуемой красы, а другой обкнавенный. Палачи их утопили и папа ворчал что из него палача делают и Бутышку за шиворот вытащил в переднюю а я обнимал мать за шею (папа видел) что бы меня тоже не утопили И скажут за компанию

Нюшка нас кормит (тебя боится) но приезжай мама погебаем без тебе девятого

Утюг

8.VII.32

Письмо Михаила Булгакова Татьяне Алексеевне Василенко, 1930-е годы

Покинутый в пыльном городе, всеми забытый Вам шлет привет, Милая Татьяна Алексеевна, мой друг детства граф Де-Мышьяк — Пестрая Собака. Я его встретил на Арбате. Он шел и плакал.

Ваш МБулгаков

P.S. И всем!

Письмо Михаила Булгакова Татьяне Алексеевне Василенко, 1930-е годы

С оборотной стороны листа: «Татьяне Алексеевне Василенко».

Рисунки Булгакова

Рисунок М.А. Булгакова. «Воображаемый Ершалаим»

Рисунок М.А. Булгакова. «Голгофа»

Рисунок М.А. Булгакова. На обороте фотографии рисунка сохранилась запись Л.Е. Белозерской: «Наш домашний «пенат» — Рогаш. Рисунок Михаила Афанасьевича. Банга — это одно из моих прозвищ»

Портрет Бутона. Рисунок М.А. Булгакова

Рукописи

Первая редакция романа «Мастер и Маргарита», 1928—1929 годы.

Первая редакция романа «Мастер и Маргарита», 1928—1929 годы.

Первая редакция романа «Мастер и Маргарита», 1928—1929 годы.

Первая редакция романа «Мастер и Маргарита», 1928—1929 годы.

«Клянусь чест[ью,] пронизывает [меня, лишь только берусь я] за перо, чтобы [описать чудовищные] происшествия [беспокоит меня лишь] то, что не бу[дучи писателем] я не сумею [эти происшествия] сколько-ни[будь... передать...] Бог с ним [и, впрочем, со словесными тон]костями, [...] времени. Не [...] за эфемерно[ю славой писателя я не гонюсь, а] меня мучает [...] здесь удер[...] кого и у [...] <предположительно: селением> [...] ношей».

«Тайному другу», 1929 год

«<Красным карандашом слева: План романа>
Сентябрь 1929 г.
Тайному Другу.
Дионисовы мастера. Алтарь Дионисия. Сцены.
„Трагедия машет мантией мишурной“.

I. Открытка
Бесценный друг мой! <зачеркнуто: Вы пишете мне> Итак, Вы настаиваете на том, чтобы я сообщил Вам <в год катастрофы>, каким образом я сделался драматургом? Скажите только одно — зачем Вам это? И еще: дайте слово, что Вы не отдадите в печать эту тетрадь <зачеркнуто: ранее чем через год> даже и после моей смерти.

II. Доисторические времена
Видите ли: в Москве <в доисторические времена (годы 1921—1925)> проживал один замечательный человек. Был он <зачеркнуто, нрзб> усеян веснушками <как небо звездами>, и лицо, и руки, и отличался большим умом. Профессия у него была такая: он редактор был чистой крови и Божьей милостью и ухитрился <издавать (в годы 1922—1925!!) частный толстый журнал>».

«Иван Васильевич», 1935 год

«Иван Васильевич

Комедия
<зачеркнуто: Михельсон> Шпак (по телефону): Милиция? Говорит сегодняшний обокраденный <зачеркнуто: Михельсон> Шпак. (Шпак): Не извольте беспокоиться. С нетерпением <зачеркнуто: уж> ожидаю и уповаю. У нас другое дельце затеялось. Секретарь нашего жакта Иван Васильевич оказался проживающим под видом секретаря — Иваном Грозным. Я не пьющий. С посохом. Даю честное пионерское. И в камилавке. Клянусь всеми свя... Согласен отвечать по всей строгости кодекса. Ждем с нетерпением и радостью (кладет трубку). Вот тебе и холуй».

«Записки покойника (Театральный роман)», 1936 год

«...и скрывал это.
<зачеркнуто: Церк> — Я окончил церковно-приходскую школу, — сказал я, кашлянув.
— Вон как! — сказал Рудольфи, и улыбка тронула слегка его губы.
Потом он спросил:
— Сколько раз в неделю вы бреетесь?
— Семь раз.
— Извините за нескромность, — продолжал Рудольфи, — а как вы делаете, что у вас такой пробор?
— Бриолином смазываю голову. А позвольте спросить, почему вас это...
— Бога ради, — ответил Рудольфи, — я просто так.
И добавил:
— Интересно. Человек окончил приходскую школу, бреется каждый день и лежит на полу возле керосинки. Вы — трудный человек!
Затем он резко изменил голос и заговорил сурово:
— Ваш роман Главлит не пропустит, и никто его не напечатает. Его...»

Глава из романа «Копыто инженера»

«Мастер и Маргарита», глава 8

«Мастер и Маргарита»

«Мастер и Маргарита»

«Мастер и Маргарита»

«Мастер и Маргарита»