Вернуться к Круг общения

Сергей Сергеевич и Владимир Сергеевич Топлениновы

Братья Сергей Сергеевич и Владимир Сергеевич Топлениновы жили в доме № 9 в Мансуровском переулке в Москве. Этот небольшой особнячок принадлежал их отцу до революции. Владимир, старший, был актером, долгое время выступал на разных сценах, в конце жизни работал в Театре транспорта и даже дружил с самим Луначарским, который поспособствовал тому, чтобы братьям вернули реквизированный в 1918 году дом. Сергей был художником-декоратором, макетчиком-исполнителем Малого театра, МХАТа, других театров. Старший брат жил с семьей наверху, а младший — в нижнем полуподвальном этаже. Михаил Булгаков был частым гостем в доме Топлениновых в 1920-х годах. Часть дома братья в 1930 году сдали драматургу Сергею Александровичу Ермолинскому и его жене Марии Артемьевне Чмшкян, которые также были в дружеских отношениях с Михаилом Булгаковым.

Как рассказывала Евгения Владимировна Власова, жена Владимира Топленинова, Булгаков часто ночевал в специально отведенной ему комнате с печкой (в правой части дома, если смотреть на фасад со стороны переулка). Тут же, сидя в полуподвальчике, Булгаков работал над своим романом «Мастер и Маргарита». И, судя по всему, Мастера он «прописал» именно здесь. Вторая жена Булгакова Любовь Евгеньевна Белозерская вспоминала, что братья Топлениновы в полуподвале принадлежащего им дома отвели для Мишиного творчества в постоянное пользование две небольших меблированных комнаты с бесчисленным количеством книг, чугунной дровяной печью и красивым, фарфоровым умывальником, расписанным в русском стиле, изготовленным на фабрике Матвея Кузнецова. От этого умывальника Миша пребывал в особом восторге. Еще она вспоминала, что Евгения Владимировна в день знакомства с Мишей подарила ему три больших чистых тетради для записей на тридцать листов каждую, с десяток новых цветных карандашей и две дюжины восковых свечей.

Жена Сергея Топленинова Мария Георгиевна Нестеренко вспоминала о знакомстве с Михаилом Булгаковым: «С Булгаковым я познакомилась в 1926 году — Топленинов стал знакомить меня со своей компанией еще раньше, чем мы поженились. Я была не только на премьере "Дней Турбиных", но даже на генеральной — мне Мака сам давал билеты... Мы поселились в Мансуровском, в полуподвальчике (весь дом принадлежал Топлениновым). Когда входишь с улицы во дворик, сначала проходишь три наши окна. И я всегда знала по башмакам, по каблукам ко мне идут или нет. Заворачивали за один угол, потом за другой, 6—7 ступенек вели вниз — в переднюю. Тут раздевались. Слева была печка, рядом с ней — большой фарфоровый белый умывальник. Это все оборудовал Сергей Сергеевич, когда мы поселились, и сам достал этот умывальник и действительно очень им гордился — все ведь умывались тогда в общих кухнях, ваннах, а у нас умывальник был свой. В комнате были два окна, овальный стол, вокруг него стулья. Русская печь; она всегда топилась, было тепло и все говорили, что у нас очень уютно. Вторая комната была спальня, моя кровать была у самой печки... Когда Сережу выслали, Лямины и Булгаков приходили ко мне — вчетвером играть в винт. Они уходили вместе, а он потом обычно возвращался». Сергей Топленинов вернулся в свой полуподвал в 1930 году, но уже с другой женщиной. Мария Георгиевна уехала в Ленинград.

Сергей Сергеевич Топленинов. 1920-е годы. Фото Б.В.Шапошникова

Сергей Сергеевич Топленинов в своем доме в Мансуровском переулке. 1920-е годы. Фото Б.В.Шапошникова

Слева направо: Сергей Топленинов, Николай Лямин, Любовь Белозерская, Михаил Булгаков