Вернуться к Круг общения

Александр Петрович Гдешинский

Александр Петрович Гдешинский (1893—1951), музыкант, педагог, друг юности Михаила Булгакова. Сестра Булгакова Надежда Афанасьевна рассказывала: «Но самым близким его другом в жизни, я считаю, был один киевский скрипач. Мы подружились с ним подростками. И эта дружба с Мишей сохранилась на всю жизнь. Этот друг умер в 1951 году. Его зовут Александр Петрович Гдешинский». Александр Гдешинский всю жизнь прожил в Киеве. Он окончил Киевскую консерваторию, после чего был преподавателем в Киевской музыкальной школе. Кроме самого Михаила Булгакова, с которым он познакомился в ранней юности, поддерживал дружеские отношения с его сестрой Надеждой.

В письме Надежде Афанасьевне Булгаковой от 13 октября 1913 года он рассказывает об одной из их встреч: «Миша и Тася недавно были у нас в гостях, я был у них вчера. Пришел, Миши еще не было, зато была Вера; мы весьма уютно посидели втроем, затем пришел Миша; когда поел, то очень подобрел и начал изображать тигра, который залез в купе и бросается на путешественников».

Через полгода после смерти Булгакова товарищ его киевской юности Александр Гдешинский вспомнил строки обращенного к нему письма тех лет, когда будущий автор «Турбиных» служил врачом в российской глухомани: «Перед умственным взором проходишь ты в смокинге и белом пластроне, шагающий по ногам первых рядов партера, а я...» И дальше пояснит: «Дело в том, что я тогда увлекался драмой «Мечты любви» Косоротова, «Осенние скрипки» и т. п. и писал ему об этом».

В этом же письме он описывал характер Михаила Булгакова: «Что поражало в нем прежде всего — это острый, как лезвие, ум. Он проникал за внешние покровы мысли и слов и обнаруживал тайники души. (Вот это обнаруживание тайников души вы найдете во многих произведениях Михаила, самых серьезных.) Его прозорливость была необычайна. От него не было тайн. Беспощадный враг пошлости, лицемерия, косности и мещанства, он хотел видеть всех лучшими, чем они есть на самом деле, — эту мысль выразил он мне однажды. Он не только боролся с пошлостью, лицемерием, жадностью и другими человеческими пороками, он хотел сделать людей лучше. Проникая в чужую душу, он безошибочно отделял правду от лжи, уродливое от прекрасного».