Вернуться к Иллюстрации

Графика Ростислава Попского (Stoneturtle) к «Мастеру и Маргарите»

Художник Ростислав Попский (Stoneturtle) из украинского города Шепетовка закончил художественную школу в родном городе, высшего художественного образования не имеет, по профессии административный менеджер. Время от времени рисовал шариковой ручкой во время учебы в институте, а серьезно взялся за это дело уже будучи госслужащим. Последние годы работает с книжными издательствами Украины в качестве художника-иллюстратора. Stoneturtle обыкновенной ручкой на обыкновенных листах А4 сделал такие необыкновенные иллюстрации. Вот что пишет по поводу этих иллюстраций сам художник в своем блоге: «Решил порисовать на тему "Мастера и Маргариты". Идея, прямо скажем, не новая и далеко не оригинальная, но что делать, если картинки все накапливаются и требуют выхода... Я прекрасно понимаю, что у каждого свой Булгаков, свое видение героев, смыслов и т. д. Это произведение вообще невозможно проиллюстрировать раз и навсегда, поэтому данный рисунок (и следующие, буде такому случиться) — не иллюстрация к роману, а, скорее, фиксация на бумаге тех картинок, которые возникают в голове в процессе чтения».

«В небе, предчувствуя вечернюю прохладу, бесшумно чертили черные птицы...»

«Степа разлепил склеенные веки и увидел, что отражается в трюмо в виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с опухшей, покрытою черной щетиною физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником и галстуком, в кальсонах и в носках. Таким он увидел себя в трюмо, а рядом с зеркалом увидел неизвестного человека, одетого в черное и в черном берете»

А вот и лестница злополучного дома 302-бис

Коровьев и Бегемот

«Сеанс окончен! Маэстро! Урежьте марш!»

Воспоминания мастера о встрече с Маргаритой

Болезнь мастера

«Все было кончено, и говорить более было не о чем, Га-Ноцри уходил навсегда, и страшные, злые боли прокуратора некому излечить, от них нет средства кроме смерти. Но не эта мысль поразила сейчас Пилата. Все та же непонятная тоска, что уже приходила на балконе, пронизала все его существо. Он тотчас постарался ее объяснить, и объяснение было странное: показалось смутно прокуратору, что он чего-то не договорил с осужденным, а может быть, чего-то не дослушал...»

«Зажмуриваясь, Левий ждал огня, который упадет на него с неба и поразит его самого. Этого не случилось, и, не разжимая век, Левий продолжал выкрикивать язвительные и обидные речи небу. Он кричал о полном своем разочаровании и о том, что существуют другие боги и религии...»

Афраний и Пилат

Крем Азазелло

«Огонек приблизился вплотную, и Маргарита увидела освещенное лицо мужчины, длинного и черного, держащего в руке эту самую лампадку. Те, кто имели уже несчастие в эти дни попасться на его дороге, даже при слабом свете язычка в лампадке, конечно, тотчас же узнали бы его. Это был Коровьев, он же Фагот»

Глобус Воланда

«На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве...»

«Волшебные черные кони и те утомились и несли своих всадников медленно, и неизбежная ночь стала их догонять»