Вернуться к По следам героев романа

Пречистенская набережная

Пречистенская набережная
Станция метро «Кропоткинская»

Название набережной возникло в XVIII веке по улице Пречистенке и первоначально относилось к небольшой части от ее современной длины. В 1924 году Пречистенская набережная была переименована в Кропоткинскую. В 1992-м ей было возвращено историческое название. Булгаков хорошо знал окрестности Пречистенки — в 1920-е годы он несколько раз переезжал: жил в Чистом (Обуховом) переулке, в Малом Левшинском и на Большой Пироговской. На Пречистенке и прилегающих к ней улицах жили его родственники и московские друзья Николай Лямин, Сергей Заяицкий, Сергей Шервинский и другие. По воспоминаниям жен писателя (Любови Евгеньевны и Елены Сергеевны), Булгаков очень любил лыжные прогулки и регулярно совершал их в компании знакомых и близких друзей: артистов МХАТа и пречистенцев. В своем дневнике Е.С. Булгакова свидетельствовала о лыжных походах мужа в сторону Новодевичьего пруда и по Москве-реке. О лыжных прогулках Булгакова у Пречистенской набережной упоминает и знакомый писателя Сергей Ермолинский.

В романе «Мастер и Маргарита» Булгаков описал, как бросившись в погоню за Воландом, Иван Бездомный (минуя несколько переулков) оказался в каком-то доме под номером 13, где взял иконку и свечку и отправился на набережную Москва-реки, чтобы искупаться. Купанье Ивана Бездомного в Москва-реке после столкновения с нечистой силой происходило у подножья Храма Христа Спасителя (был снесен в 1931-м, восстановлен в 1990-е годы). В ранней редакции романа (1928—1929 гг.) Булгаков уточнял, что Иван оказывался на набережной храма Христа Спасителя.

В пустынном безотрадном переулке поэт оглянулся, ища беглеца, но того нигде не было. Тогда Иван твердо сказал самому себе:

— Ну конечно, он на Москве-реке! Вперед!

Следовало бы, пожалуй, спросить Ивана Николаевича, почему он полагает, что профессор именно на Москве-реке, а не где-нибудь в другом месте. Да горе в том, что спросить-то было некому. Омерзительный переулок был совершенно пуст.

Через самое короткое время можно было увидеть Ивана Николаевича на гранитных ступенях амфитеатра Москвы-реки.

Сняв с себя одежду, Иван поручил ее какому-то приятному бородачу, курящему самокрутку возле рваной белой толстовки и расшнурованных стоптанных ботинок. Помахав руками, чтобы остыть, Иван ласточкой кинулся в воду. Дух перехватило у него, до того была холодна вода, и мелькнула даже мысль, что не удастся, пожалуй, выскочить на поверхность. Однако выскочить удалось, и, отдуваясь и фыркая, с круглыми от ужаса глазами, Иван Николаевич начал плавать в пахнущей нефтью черной воде меж изломанных зигзагов береговых фонарей.

Когда мокрый Иван приплясал по ступеням к тому месту, где осталось под охраной бородача его платье, выяснилось, что похищено не только второе, но и первый, то есть сам бородач. Точно на том месте, где была груда платья, остались полосатые кальсоны, рваная толстовка, свеча, иконка и коробка спичек. Погрозив в бессильной злобе кому-то вдаль кулаком, Иван облачился в то, что было оставлено.

«Мастер и Маргарита», глава 4

МоскваПречистенская набережная