Вернуться к По следам героев романа

Дом Грибоедова (МАССОЛИТ)

Тверской бульвар, 25 (Дом Герцена)
Станция метро «Тверская»

Это здание послужило прообразом дома Грибоедова в романе М.А. Булгакова «Мастер и Маргарита», а реальные писательские организации: Всероссийский союз писателей, Российская ассоциация пролетарских писателей и др., разместившиеся в усадьбе в 1920-е годы, выведены там как литературное объединение МАССОЛИТ, во главе которого стоял Михаил Александрович Берлиоз. Помимо литературных организаций, писательских квартир, музея и издательства, в доме на Тверском бульваре, на первом этаже, в больших комнатах с росписью на сводах располагался ресторан. Он-то и стал тем самым рестораном Грибоедова с летней верандой под парусиновым тентом, в котором разворачиваются события романа: члены правления, заждавшиеся приезда Берлиоза, узнают о его трагической кончине, обезумевший поэт Иван Бездомный рассказывает о событиях на Патриарших, выпить ледяного пива заходят неразлучные Коровьев и Бегемот, которые после устроенной перестрелки заметают следы, предав Грибоедова безжалостному пожару.

Старинный двухэтажный дом кремового цвета помещался на бульварном кольце в глубине чахлого сада, отделенного от тротуара кольца резною чугунною решеткой. <...>

Дом назывался «домом Грибоедова» на том основании, что будто бы некогда им владела тетка писателя — Александра Сергеевича Грибоедова. Ну владела или не владела — мы того не знаем. Помнится даже, что, кажется, никакой тетки-домовладелицы у Грибоедова не было... Однако дом так называли. Более того, один московский врун рассказывал, что якобы вот во втором этаже, в круглом зале с колоннами, знаменитый писатель читал отрывки из «Горя от ума» этой самой тетке, раскинувшейся на софе, а впрочем, черт его знает, может быть, и читал, не важно это!

А важно то, что в настоящее время владел этим домом тот самый МАССОЛИТ, во главе которого стоял несчастный Михаил Александрович Берлиоз до своего появления на Патриарших прудах.

«Мастер и Маргарита», глава 5

...ровно через минуту после происшествия на Смоленском и Бегемот и Коровьев уже оказались на тротуаре бульвара, как раз напротив дома Грибоедовской тетки. Коровьев остановился у решетки и заговорил:

— Ба! Да ведь это писательский дом. Знаешь, Бегемот, я очень много хорошего и лестного слышал про этот дом. Обрати внимание, мой друг, на этот дом! Приятно думать о том, что под этой крышей скрывается и вызревает целая бездна талантов.

— Как ананасы в оранжереях, — сказал Бегемот и, чтобы получше полюбоваться на кремовый дом с колоннами, влез на бетонное основание чугунной решетки.

— Совершенно верно, — согласился со своим неразлучным спутником Коровьев, — и сладкая жуть подкатывает к сердцу, когда думаешь о том, что в этом доме сейчас поспевает будущий автор «Дон Кихота», или «Фауста», или, черт меня побери, «Мертвых душ»! А?

— Страшно подумать, — подтвердил Бегемот.

«Мастер и Маргарита», глава 28

В доме по адресу Тверской бульвар, 25, известному под названием Дом Герцена, в настоящее время располагается Литературный институт имени Горького. В этом доме, в угловой комнате второго этажа 25 марта 1812 года родился Александр Иванович Герцен, незаконнорожденный сын московского барина, помещика Ивана Алексеевича Яковлева и Генриетты Вильгельмины Луизы Гааг из Штутгарта. Усадьба тогда принадлежала сенатору А.А. Яковлеву, дяде писателя. Александр Герцен прожил здесь первые 5 месяцев, а после бывал только гостем, так как дом завещали его двоюродному брату Алексею Александровичу Яковлеву.

В основе существующего дома Герцена сохраняются палаты первой половины XVIII века. На месте Тверского бульвара в те времена стояла крепостная стена Белого города с проездом вдоль нее, поэтому фасад палат выходил на Большую Бронную улицу. В 1796 году был устроен Тверской бульвар, и примерно в это время дом перестроили в классическом стиле и развернули к нему фасадом. Между 1806 и 1812 годами владение купил Александр Алексеевич Яковлев, дядя Герцена.

В 1840-е годы дом арендовал Дмитрий Николаевич Свербеев. С октября до весны, по пятницам, к 20—21 часу к нему приезжали все сколько-нибудь известные и интересные москвичи и гости города, преимущественно литераторы. Среди посетителей бывали Герцен, Чаадаев, Гоголь, Боратынский, Хомяковы. Здесь обсуждались новости, вырабатывалось общественное мнение.

До 1917 года среди арендаторов в доме были Товарищество А. Гюбнера, контора А.И. Бутикова, Губернское акцизное управление и другие. До 1930-х годов продержалось Товарищество А. и И. Гранат и Ко, издававшее знаменитый энциклопедический словарь Гранат. В 1920 году в доме поместили Всероссийский союз писателей и многочисленные литературные объединения. Тогда и вошло в обиход название «Дом Герцена», а в усадьбе появилась круглая мемориальная доска с профилем писателя, выполненная Н.А. Андреевым.

Булгаков часто бывал здесь — в 1923-м он стал членом Всероссийского союза писателей, а через шесть лет подал заявление о выходе из союза в знак протеста против травли своего друга Евгения Замятина. В 1929 году разразилась громкая кампания против Евгения Замятина и Бориса Пильняка, опубликовавших за рубежом свои романы «Мы» и «Красное дерево». Замятина исключили из Всероссийского союза писателей, его пьесы были изъяты из репертуара театров, ему запрещено было печататься. С этого времени его имя, если и упоминалось, то лишь в отрицательном контексте. О громком жесте Булгакова Замятину написал Александр Яковлев: «Вересаев рекомендовал уйти из Правления под предлогом болезни. Думаю, это не исход. Если уйти, то с протестом. Выход из Союза — Ваш, Ахматовой, Булгакова — моральный удар для всех».

В декабре 1933 года в Доме Герцена открылся Литературный институт. Здесь преподавали или учились М. Шолохов, К. Паустовский, К. Симонов, Р. Гамзатов, Ю. Трифонов. Здесь нашли себе временный приют Андрей Платонов, В. Иванов, М. Пришвин, В. Парнах, писатель и меломан, ставший прототипом героя «Египетской марки» О. Мандельштама. В правом флигеле Дома Герцена в 1932—33 гг. жил и сам О. Мандельштам. Весной 1932 г. сюда переехали и Пастернаки. Благодаря доброй воле писателей И.В. Евдокимова и В.В. Слетова, поступившихся частью предназначавшейся для них жилой площади (каждый «отрезал» от предназначавшейся ему квартиры по комнате), Пастернаку была выделена маленькая тесная двухкомнатная квартира на первом этаже флигеля. В 1959 году в усадьбе был открыт памятник А.И. Герцену (скульптор М.И. Мильбергер, архитектор К.М. Сапегин).

МоскваТверской бульвар, 25с1 — Яндекс.Карты

Тверской бульвар, дом 25. 1930-е гг. После революции в доме, где родился писатель и публицист А.И. Герцен, расположились главные литературные организации Москвы: Всероссийский союз писателей, Российская ассоциация пролетарских писателей и др.