Вернуться к Герои романа «Мастер и Маргарита»

Латунский

— Латунский! — завизжала Маргарита. — Латунский! Да ведь это же он! Это он погубил мастера.
Швейцар у дверей, выкатив глаза и даже подпрыгивая от удивления, глядел на черную доску, стараясь понять такое чудо: почему это завизжал внезапно список жильцов. А Маргарита в это время уже поднималась стремительно вверх по лестнице, повторяя в каком-то упоении:
— Латунский — восемьдесят четыре! Латунский — восемьдесят четыре...

Латунский — второстепенный персонаж романа «Мастер и Маргарита». Литературный критик, член «Массолита», член редколлегии журнала, в котором Мастер показывал свой роман, автор клеветнической статьи «Воинствующий старообрядец», человек, которого Маргарита считала главным виновником несчастий Мастера.

Булгаков не уточняет имени критика Латунского. Известен лишь инициал «О» перед его фамилией. Возможно, его звали Осип или Олег. О внешности Латунского сказано, что это был пепельный блондин. Его показал Маргарите Азазелло во время похорон Берлиоза, обезглавленного трамваем. Та сочла, что критик похож на пастора. Латунский жил в новом 8-этажном доме под названием «Дом Драмлита», построенном специально для драматургов и литераторов. Фасад здания был выложен черным мрамором, у входа был швейцар. Во время полета по Москве Маргарита увидела этот дом. По табличке со списком жильцов она узнала, что Латунский живет в квартире 84. Она залетела в его роскошно обставленную квартиру, открыла воду и затопила квартиру. Она выливала целые ведра в ящики письменного стола. Затем она разбила молотком мебель и залила чернилами роскошную кровать в спальне.

Прототипы Латунского

В этом персонаже, по мнению А.М. Смелянского (Михаил Булгаков в Художественном театре) и В. Лакшина (Булгакиада), вероятно, объединены фамилии и характеры двух враждебных Булгакову критиков: О. Литовского и А. Орлинского. «Что касается термина "булгаковщина" (аналог "пилатчины"), то его несомненно первым пустил в оборот критик А. Орлинский, — пишет В. Лакшин. — Еще в 1926 году он начал бешено нападать на Булгакова. Одна из его статей называлась "Против булгаковщины. Белая гвардия сквозь розовые очки". В другой статье, опубликованной на третий день после премьеры "Дней Турбиных", он писал: "Задача организованного зрителя и критика — дать отпор булгаковщине, напирающей на театр...»

(Правда. 8 октября 1926 г.). На диспуте в Театре имени Вс. Мейерхольда 7 февраля 1927 года А. Орлинский своим выступлением вызвал обычно молчавшего в таких случаях Булгакова на взволнованный, горький ответ: в воздухе висел запах травли».

Эмиль Миндлин, сотрудник журнала «Накануне», печатавшегося за границей, в котором Булгаков публиковал свои корреспонденции и фельетоны, пишет об этой встрече Булгакова с его гонителем: «Более других неистовствовал видный в Москве журналист Орлинский. В короткий срок этот человек прославился своими фанатичными выступлениями против Булгакова и его пьесы "Дни Турбиных". Орлинский не только призывал на страницах газет к походу против "Дней Турбиных", но подобными призывами заканчивал каждую из бесчисленных речей на антибулгаковских диспутах». Михаил Афанасьевич избегал посещать эти диспуты. На некоторые его приглашали, он обычно отказывался. Но имя Орлинского так приелось ему, он уже столько наслышался о своем лютом противнике, что однажды не выдержал и, как всегда, светски подобранный, одетый безукоризненно, явился на диспут, где ораторствовал Орлинский.

Диспут состоялся в здании театра Мейерхольда на Триумфальной площади, теперь площади Маяковского. Появление автора "Дней Турбиных" в зале, настроенном в большинстве недружелюбно к нему, произвело ошеломляющее впечатление. Никто не ожидал, что Булгаков решится прийти. Послышались крики: "На сцену!", "На сцену его!" По-видимому, не сомневались, что Булгаков пришел каяться и бить себя кулаками в грудь. Ожидать этого могли только те, кто не знал Михаила Афанасьевича.

Преисполненный собственного достоинства, с высоко поднятой головой, он медленно взошел по мосткам на сцену. За столом президиума сидели участники диспута и среди них готовый к атаке Орлинский. Булгаков спокойно слушал ораторов, как пытавшихся его защищать, так и старых его обвинителей во главе с Орлинским.

Наконец предоставили слово автору "Дней Турбиных". Булгаков начал с полемики, утверждал, что Орлинский пишет об эпохе Турбиных, не зная этой эпохи, рассказал о своих взаимоотношениях с МХАТом. И неожиданно закончил тем, ради чего он, собственно, и пришел на диспут.

— Покорнейше благодарю за доставленное удовольствие. Я пришел сюда только затем, чтобы посмотреть, что это за товарищ Орлинский, который с таким прилежанием занимается моей скромной особой и с такой злобой травит меня на протяжении многих месяцев. Наконец я увидел живого Орлинского. Я удовлетворен. Благодарю вас. Честь имею.

Не торопясь, с гордо поднятой головой, он спустился со сцены в зал и с видом человека, достигшего своей цели, направился к выходу при оглушительном молчании публики. Шум поднялся, когда Булгакова уже не было в зале».

Цитатный образ Латунского

Имя Латунского не уточняется в романа. Известно, что имя героя начинается на «О». Возможно, его зовут Олег или Осип:

«...Вот и карточка — "О. Латунский"..»

О внешности Латунского известно следующее:

«...— Это блондин-то? — щурясь, спросила Маргарита. — Пепельного цвета... Видите, он глаза вознес к небу. — На патера похож? — Во-во!..»

Латунский является критиком, членом редакционной коллегии в одной из газет:

«...с моим произведением должны ознакомиться другие члены редакционной коллегии, именно критики Латунский и Ариман и литератор Мстислав Лаврович. Он просил меня прийти через две недели...»

Однажды Латунский пишет отрицательный отзыв о романе Мастера:

«...я развернул третью газету. Здесь было две статьи: одна — Латунского, а другая — подписанная буквами «Н. Э.». Уверяю вас, что произведения Аримана и Лавровича могли считаться шуткою по сравнению с написанным Латунским. Достаточно вам сказать, что называлась статья Латунского «Воинствующий старообрядец»..»

С тех пор Мастер ненавидит Латунского за его злую критику:

«...Об одном жалею, что на месте этого Берлиоза не было критика Латунского или литератора Мстислава Лавровича...»

Маргарита также ненавидит критика Латунского, узнав о его роли в судьбе несчастного Мастера:

«...— А вы, как я вижу, — улыбаясь, заговорил рыжий, — ненавидите этого Латунского. — Я еще кой-кого ненавижу, — сквозь зубы ответила Маргарита...»

«...она <...> сказала, что она отравит Латунского...»

В конце концов Мастер попадает в психиатрическую клинику по вине критиков, в том числе Латунского:

«...Латунский! — завизжала Маргарита. — Латунский! Да ведь это же он! Это он погубил мастера...»

«...Он, мессир, — объяснила Маргарита, — погубил одного мастера...»

Критик Латунский живет в новом роскошном 8—этажном доме в Москве:

«...В конце его ее внимание привлекла роскошная громада восьмиэтажного, видимо, только что построенного дома. Маргарита пошла вниз и, приземлившись, увидела, что фасад дома выложен черным мрамором, что двери широкие, что за стеклом их виднеется фуражка с золотым галуном и пуговицы швейцара и что над дверьми золотом выведена надпись: "Дом Драмлита"».

«...надпись «Дом драматурга и литератора» заставила Маргариту испустить хищный задушенный вопль. Поднявшись в воздух повыше, она жадно начала читать фамилии: Хустов, Двубратский, Квант, Бескудников, Латунский...»

Герой живет в квартире № 84 на восьмом этаже:

«...Латунский — восемьдесят четыре! Латунский — восемьдесят четыре...»

«...обитатель квартиры N 84 в восьмом этаже...»

Став ведьмой, Маргарита решает отомстить Латунскому. Она прилетает в его квартиру и устраивает там погром:

«...Из кухни в коридор уже бежал поток. Шлепая босыми ногами в воде, Маргарита ведрами носила из кухни воду в кабинет критика и выливала ее в ящики письменного стола. Потом, разломав молотком двери шкафа в этом же кабинете, бросилась в спальню. Разбив зеркальный шкаф, она вытащила из него костюм критика и утопила его в ванне. Полную чернильницу чернил, захваченную в кабинете, она вылила в пышно взбитую двуспальную кровать в спальне. Разрушение, которое она производила, доставляло ей жгучее наслаждение, но при этом ей все время казалось, что результаты получаются какие-то мизерные. Поэтому она стала делать что попало. Она била вазоны с фикусами в той комнате, где был рояль. Не докончив этого, возвращалась в спальню и кухонным ножом резала простыни, била застекленные фотографии. Усталости она не чувствовала, и только пот тек по ней ручьями...»

Месть Маргариты потрясает Латунского. С тех пор критик с ужасом вспоминает этот случай:

«...Да, говорят, что и до сих пор критик Латунский бледнеет, вспоминая этот страшный вечер...»

Образ Латунского в кинематографе

Владислав Ковальков в роли Латунского в фильме «Мастер и Маргарита» (1994)

Станислав Ландграф в роли Латунского в сериале «Мастер и Маргарита» (2005)

Станислав Ландграф в роли Латунского в сериале «Мастер и Маргарита» (2005)

Станислав Ландграф в роли Латунского в сериале «Мастер и Маргарита» (2005)