Вернуться к «Белая гвардия» и «Дни Турбиных»

Государственные перевороты в Киеве с 1917 по 1920 год

«Когда небесный гром (ведь и небесному терпению есть предел) убьет всех до единого современных писателей и явится лет через 50 новый, настоящий Лев Толстой, будет создана изумительная книга о великих боях в Киеве. Наживутся тогда книгоиздатели на грандиозном памятнике 1917—1920 годам.
Пока что можно сказать одно: по счету киевлян у них было 18 переворотов. Некоторые из теплушечных мемуаристов насчитали их 12; я точно могу сообщить, что их было 14, причем 10 из них я лично пережил. В Киеве не было только греков...»

М.А. Булгаков. «Киев-город»

Очерк «Киев-город» Михаил Булгаков написал в 1923 году, упомянув в нем о киевских переворотах времен Гражданской войны. Примерно в то же время он начал работу над своим первым романом — «Белой гвардией», главные события которого происходили в Киеве конца 1918 — начала 1919 года. В нем описываются две смены власти в городе. Город, управляемый гетманом Скоропадским и немецкими военными, штурмует сначала крестьянская армия Симона Петлюры, а затем и большевики. Русские офицеры пытаются защитить город, но бесславно проигрывают, толком не успев выступить.

Пожалуй, калейдоскопическая смена властителей города больше всего занимала киевлян в гражданскую войну. Перевороты были разные. Одни — совсем бескровные, другие — с долгими и упорными уличными боями, третьи — с кровавыми расстрелами и погромами. Некоторые власти оставались в городе всего один или несколько дней, другие же правили Киевом более полугода. За тридцать девять месяцев, с марта 1917 по июнь 1920 года, власть в городе сменилась четырнадцать раз.

«...И началось и продолжалось в течение четырех лет. Что за это время происходило в знаменитом городе, никакому описанию не поддается. Будто уэльсовская атомистическая бомба лопнула под могилами Аскольда и Дира, и в течение 1000 дней гремело и клокотало и полыхало пламенем не только в самом Киеве, но и в его пригородах, и в дачных его местах в окружности 20 верст радиусом...»

М. Булгаков. «Киев-город»

Первый переворот. Февральская революция 1917 года. Временное правительство. 2 (15) марта — 7 (20) ноября 1917 года

Для Киева Февральская революция 1917 года стала настоящим потрясением, позднее она стала ассоциироваться с первым переворотом в Киеве. Весть о падении трехсотлетней династии Романовых дошла до Киева с некоторым запозданием: столичные газеты не выходили или не успевали доходить, а телеграммы, приходившие в город, решительный командующий Киевским военным округом генерал Ходорович, который в то время на большей части Украины был высшим военным лицом, приказывал не пропускать к городскому населению. Лишь 3 марта газета «Киевская Мысль» напечатала подробные сведения о событиях в Петрограде.

Узнав о переменах, киевляне вышли на улицы. Странная это была революция: в один день все почему-то вспомнили о свободе, равенстве и братстве, дружно заклеймили позором императорскую Россию и бросились уничтожать царские портреты, сбивать с гордых российских двуглавых орлов короны, вытаскивать на улицу и избивать старых героев-генералов и почтенных чиновников преклонных лет, которые, как оказалось, были «заклятыми врагами свободного человека». Символическим олицетворением павшего режима для многих киевлян был стоявший на главной площади памятник Петру Столыпину — царскому премьер-министру, убитому террористом в Киеве в 1911 году. С нескрываемым восторгом киевляне сбросили с пьедестала памятник, сооружение которого еще несколько лет назад поддерживали всем городом.

4 марта (17 марта по старому стилю) 1917 года в Киеве на собрании ряда социалистических партий была провозглашена Украинская Центральная Рада — революционный парламент Украины, который руководил украинским национальним движением с 4 (17) марта 1917 г. до 28 апреля 1918 г. Лидером Центральной Рады заочно был избран известный историк Михаил Грушевский, который в это время находился в Москве. После избрания М. Грушевский срочно прибыл в Киев.

С первых же дней в Киеве началось противостояние: за обладание властью спорили штаб Киевского военного округа, городская Дума, вновь созданные Совет рабочих и солдатских депутатов, а также Центральная Рада. Возглавляемая профессором Михаилом Грушевским и писателем Владимиром Винниченко Центральная Рада имела очень большие планы. Она стремилась к созданию федеративного Украинского государства в составе девяти южных губерний бывшей Российской империи с центром в Киеве. Идеи Центральной Рады имели широкий резонанс на Украине, и она сразу же стала серьезной политической силой.

Наравне с Центральной Радой претендовали на власть штаб Киевского военного округа, который исповедывал крайние консервативные взгляды, а также детище революции — Совет рабочих и солдатских депутатов, в подавляющем большинстве — социалистический, с сильным оттенком анархизма. Городская Дума на фоне этих трех противников потеряла всякое значение и в гражданскую войну использовалась в качестве «революционной реликвии» — нейтральной стороны, посредством которой противники могли договориться между собой.

Так были распределены основные роли на все последующие киевские перевороты. Штаб округа вскоре стал контрреволюционным и белогвардейским, Совет рабочих и солдатских депутатов — большевистским и красным, наконец, Центральная Рада — украинской и петлюровской. Контрреволюционеры, большевики, украинцы; белые, красные, петлюровцы — вот тот контингент соперников, который на протяжении трех лет не давал покоя киевлянам.

Манифестация на улицах Киева во время Февральской буржуазно-демократической революции в 1917 году

Снос памятника Столыпину в Киеве. 17 (30) марта 1917 года

Февральская революция. Народная милиция на улицах Киева. Начало марта 1917 г.

Второй переворот. Центральная Рада. 7 (20) ноября 1917 — 26 января (8 февраля) 1918 года

Вторая смена власти в Киеве произошла в конце октября — начале ноября 1917 года, после Октябрьской революции в Петербурге. Революция в Петрограде взрывной волной прокатилась по всей территории бывшей Российской империи. Эта волна быстро дошла до Киева и привела ко второй смене власти в городе. Штаб Киевского военного округа, поддерживающий сверженное Временное правительство, отказался передать власть в руки Совета рабочих и солдатских депутатов, который к тому времени выделил из своего состава уже полностью большевистский Революционный Комитет. Этот Комитет поднял на борьбу со штабом рабочих киевских заводов и обольшевиченные части старой русской армии. Штаб защищали в основном юнкера киевских училищ и школ прапорщиков, а также некоторые воинские подразделения. Во время этого переворота киевляне-«контрреволюционеры» дрались с киевлянами-большевиками, примерно по 4 тысячи бойцов с каждой стороны. С 11 по 13 ноября (с 29 по 31 октября старого стиля) 1917 года на улицах Киева шли уличные бои. В этих боях на стороне штаба округа активное участие принимал и Николка Булгаков, в то время — юнкер Алексеевского инженерного училища. В этих боях погибло не менее ста человек с обеих сторон.

Второй переворот закончился тем, что власть в городе перешла к Центральной Раде. Ее войска без лишнего шума заняли ключевые позиции в городе и тем самым Рада полностью забрала власть в свои руки. 7 (20) ноября 1917 года Рада, состоявшая из украинских социалистов, приняла III Универсал, объявивший создание Украинской Народной Республики в составе федерации с большевистской Россией. Штаб округа, побежденный большевиками, признал правопреемственность Центральной Рады, на сторону которой перешла еще и часть войск штаба. Большевикам также ничего не оставалось делать, как признать Центральную Раду. Так на смену Временному правительству пришла украинская Центральная Рада, которая и была второй по счету властью в Киеве. Впрочем, и она продержалась недолго.

9 (22) января 1918 года IV-м Универсалом Центральной Рады была провозглашена независимость Украины. Большевики, однако, не прекратили борьбу. Во второй половине января они организовали в Киеве вооруженный мятеж против Центральной Рады (вошедший в историю как Январское восстание). Восстание было подавлено — но несколькими днями позже армия большевиков под командованием Михаила Муравьева атакой с востока взяла Киев.

Митинг на Софийской площади. В центре — Симон Петлюра, Владимир Винниченко, Михаил Грушевский. Октябрь 1917 года

Демонстрация по случаю провозглашения III-го Универсала Центральной Рады. 1917 год

Третий переворот. Большевики. 26 января (8 февраля) — 1 марта 1918 года

12 (25) декабря 1917 года Первый Всеукраинский съезд Советов в Харькове провозгласил Украину республикой советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, избрал ЦИК Украинской советской социалистической республики и сформировал правительство — Народный секретариат. 29 декабря 1917 года СНК РСФСР признал советское правительство Украины. Началась подготовка операции по ликвидации УНР. К концу января 1918 года части Красной армии, возглавляемые большевиком В. Антоновым-Овсеенко и левым эсером полковником М. Муравьевым были уже под Киевом. В самом городе рабочие киевских заводов 16 (29) января подняли против Центральной Рады вооруженное восстание. Защитить украинское правительство вызвалась лишь горстка военнослужащих да украинцы-добровольцы из киевлян. Начались жестокие уличные бои. На сей раз в них принимало участие по 2 тысячи бойцов с каждой стороны.

В первые дни уличных боев основные события разгорелись в двух местах: на Печерске, возле завода «Арсенал» и на Владимирской улице, в районе Педагогического музея, где размещалась Центральная Рада. Вскоре на Андреевском спуске начались отчаянные схватки между вытесненными из центра подольскими большевиками и сечевыми стрельцами Центральной Рады. У подольских красногвардейцев штаб находился в самом низу Андреевского спуска — в обувной фабрике Матиссона, служащие фабрики одновременно были и бойцами отрядов. Сам штаб возглавляли подольские большевики, портные М. Кугель и Цимберг.

Большинство жителей города осталось равнодушным к борьбе на улицах Киева между украинцами и большевиками, только благодаря отрядам гайдамаков, прибывшим во главе с Симоном Петлюрой в Киев, восстание местных большевиков удалось ликвидировать. Но в это же время к городу подошли большевистские части Муравьева и Антонова-Овсеенко. 22 января (4 февраля) 1918 года разразилась артиллерийская канонада. Муравьевцы пять дней обстреливали Киев из орудий. В конце концов, 9 февраля (по новому стилю) 1918 года город был окончательно взят большевиками. Украинская Центральная Рада эвакуировалась на запад Украины.

Так состоялся третий переворот в Киеве. Во время борьбы за Киев в уличных боях погибло около тысячи большевиков и бойцов-украинцев. Киевская красная гвардия была практически полностью уничтожена отрядами Петлюры. Приход большевиков в город был ознаменован большим количеством жертв, за неделю после взятия Киева было уничтожено согласно разных оценок от двух до пяти тысячи офицеров, генералов, сторонников УНР и других жителей Киева, которых большевики считали врагами. Среди погибших были как генералы царской армии, так и армии УНР.

Первая власть большевиков в Киеве продержалась немногим более месяца. Пока в Киеве шли бои, Центральная Рада в Брест-Литовске заключила с государствами Четверного союза — Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией — мирный договор. В соответствии с этим договором Центральная Рада обязалась предоставить государствам Четверного союза значительную продовольственную контрибуцию, а взамен получала военную помощь от Германии и Австро-Венгрии.

Похороны участников Январского восстания в Киеве. 17 февраля 1918 года

Четвертый переворот. Центральная Рада и немецкие войска. 1 марта — 29 апреля 1918 года

1 марта (по новому стилю) 1918 года власть в городе опять сменилась. Киевляне вновь увидели на улицах Симона Петлюру и его «краснохвостых» гайдамаков. Этот отряд двигался в арьергарде украинских и немецких войск и первым вступил в освобожденный от третьей власти Киев. Вошедшие в город петлюровцы стали искать зачинщиков киевского Январского восстания в еврейской среде. В Киеве произошло несколько кровавых эксцессов, после которых гайдамаки были выдворены из города на фронт. Самого Петлюру Центральная Рада вскоре отправила в отставку.

«Когда же к концу знаменитого года в Городе произошло уже много чудесных и странных событий и родились в нем какие-то люди, не имеющие сапог, но имеющие широкие шаровары, выглядывающие из-под солдатских серых шинелей, и люди эти заявили, что они не пойдут ни в коем случае из Города на фронт, потому что на фронте им делать нечего, что они останутся здесь, в Городе, ибо это их Город, украинский город, а вовсе не русский, Тальберг сделался раздражительным и сухо заявил, что это не то, что нужно, пошлая оперетка. И он оказался до известной степени прав: вышла действительно оперетка, но не простая, а с большим кровопролитием. Людей в шароварах в два счета выгнали из Города серые разрозненные полки, которые пришли откуда-то из-за лесов, с равнины, ведущей к Москве. Тальберг сказал, что те в шароварах — авантюристы, а корни в Москве, хоть эти корни и большевистские.

Но однажды, в марте, пришли в Город серыми шеренгами немцы, и на головах у них были рыжие металлические тазы, предохранявшие их от шрапнельных пуль, а гусары ехали в таких мохнатых шапках и на таких лошадях, что при взгляде на них Тальберг сразу понял, где корни. После нескольких тяжелых ударов германских пушек под Городом московские смылись куда-то за сизые леса есть дохлятину, а люди в шароварах притащились обратно, вслед за немцами. Это был большой сюрприз. Тальберг растерянно улыбался, но ничего не боялся, потому что шаровары при немцах были очень тихие, никого убивать не смели и даже сами ходили по улицам как бы с некоторой опаской, и вид у них был такой, словно у неуверенных гостей. Тальберг сказал, что у них нет корней, и месяца два нигде не служил».

М. Булгаков. «Белая гвардия»

Являясь номинальной властью в Киеве и Украине, Центральная Рада, однако, в реальности плохо контролировала ситуацию даже в столице. Она не пользовалась авторитетом в массах и не обладала реальной силой. Фактическими хозяевами положения были немцы, заинтересованные в Украине, прежде всего, экономически, они издавали законы и распоряжения и требовали от украинцев их неукоснительного исполнения. Вторая власть Центральной Рады продержалась меньше двух месяцев и закончилась тем, что разочарованные неспособностью УНР организовать бесперебойные поставки продовольствия немцы волевым решением без единого выстрела разогнали Центральную Раду вместе с частью ее войск. С точки зрения немецкого командования, Украине для выполнения обязательств по договору больше подходила военная диктатура, выбор новых властителей Киева пал на царского генерала Павла Скоропадского.

Войска Центральной Рады у Михайловского Златоверхого Собора. 1918 год

Смена немецкого караула у здания думы на Думской площади. 1918 год

Встреча на киевском вокзале главнокомандующего группы войск «Киев» генерал-фельдмаршала Германа фон Эйхгорна. Апрель 1918 года

Немецкий военный оркестр у здания городской думы. Май 1918 года

Пятый переворот. Гетман Украины Павел Скоропадский. 29 апреля — 18 декабря 1918 года

Пятая власть в городе Киеве была очень странной властью. Именно о последних днях существования этой власти в декабре 1918 года мы узнаем из романа «Белая Гвардия». 29 апреля 1918 года Центральная Рада собралась на свое последнее заседание, однако в этот же день в цирке Крутикова на Николаевской улице состоялся так называемый «съезд хлеборобов», на котором был избран новый правитель Украины «Его Ясновельможность Пан Гетман Всей Украины Павло Скоропадский» — бывший генерал-лейтенант царской службы и бывший командующий войсками Центральной Рады Павел Скоропадский. По сути, произошел классический государственный переворот. УНР была переименована в Украинскую Державу. Тем не менее, реальная власть в новом государстве в значительной мере оставалась у тех, кто обладал реальной силой — у немцев.

Власть гетмана больнее всего ударила по крестьянам: по новым законам они должны были вернуть помещикам земли, компенсировать им ущерб, а также под угрозой смерти отдавать немецкой армии большую часть своего урожая. Цены на продукты подскочили. Это был уже пятый киевский переворот, произошедший 29 апреля 1918 года. Четвертая власть на некоторое время прекратила свое существование.

Все киевляне, оставившие воспоминания об этом смутном времени, единодушны в своих впечатлениях: наибольший порядок был «при немцах». Стало безопасно ходить по улицам, в магазинах появились товары, рестораны и театры ломились от публики... Киев, кроме всего прочего, был переполнен беженцами из Москвы и Петербурга, которых жизнь при большевиках не устраивала.

«И вот, в зиму 1918 года, Город жил странною, неестественной жизнью, которая, очень возможно, уже не повторится в двадцатом столетии. За каменными стенами все квартиры были переполнены. Свои давнишние исконные жители жались и продолжали сжиматься дальше, волею-неволею впуская новых пришельцев, устремлявшихся на Город. И те как раз и приезжали по этому стреловидному мосту оттуда, где загадочные сизые дымки.

Бежали седоватые банкиры со своими женами, бежали талантливые дельцы, оставившие доверенных помощников в Москве, которым было поручено не терять связи с тем новым миром, который нарождался в Московском царстве, домовладельцы, покинувшие дома верным тайным приказчикам, промышленники, купцы, адвокаты, общественные деятели. Бежали журналисты, московские и петербургские, продажные, алчные, трусливые. Кокотки. Честные дамы из аристократических фамилий. Их нежные дочери, петербургские бледные развратницы с накрашенными карминовыми губами. Бежали секретари директоров департаментов, юные пассивные педерасты. Бежали князья и алтынники, поэты и ростовщики, жандармы и актрисы императорских театров. Вся эта масса, просачиваясь в щель, держала свой путь на Город.

Всю весну, начиная с избрания гетмана, он наполнялся и наполнялся пришельцами. В квартирах спали на диванах и стульях. Обедали огромными обществами за столами в богатых квартирах. Открылись бесчисленные съестные лавки-паштетные, торговавшие до глубокой ночи, кафе, где подавали кофе и где можно было купить женщину, новые театры миниатюр, на подмостках которых кривлялись и смешили народ все наиболее известные актеры, слетевшиеся из двух столиц, открылся знаменитый театр «Лиловый негр» и величественный, до белого утра гремящий тарелками, клуб «Прах» (поэты — режиссеры — артисты — художники) на Николаевской улице...»

М. Булгаков. «Белая гвардия»

Случались, впрочем, в Киеве и события, не характерные для мирного времени. 6 июня 1918 года произошел огромной силы взрыв артиллерийских складов на Зверинце, практически стерший с лица земли целый район города. Было это трагической случайностью или диверсией, доподлинно так никогда и не выяснилось.

«Однажды, в мае месяце, когда Город проснулся сияющий, как жемчужина в Бирюзе, и солнце выкатилось освещать царство гетмана, когда граждане уже двинулись, как муравьи, по своим делишкам и заспанные приказчики начали в магазинах открывать рокочущие шторы, прокатился по городу страшный и зловещий звук. Он был неслыханного тембра — и не пушка и не гром, но настолько силен, что многие форточки открылись сами собой и все стекла дрогнули. Затем звук повторился, прошел вновь по всему верхнему Городу, скатился волнами в Город нижний – Подол и через голубой красивый Днепр ушел в московские дали… Многие видели тут женщин, бегущих в одних сорочках и кричащих страшными голосами. Вскоре узнали, откуда пришел звук. Он явился с Лысой Горы за Городом, над самым Днепром, где помещались гигантские склады снарядов и пороху. На Лысой Горе произошел взрыв».

М. Булгаков. «Белая гвардия»

30 июля в самом центре Киева, на Николаевской улице, взрывом бомбы был убит Герман фон Эйхгорн. Террорист — эсер Борис Донской — был пойман на месте преступления и публично повешен 10 августа. Булгаков запечатлел это событие в «Белой гвардии»:

«Среди бела дня, на Николаевской улице, как раз там, где стояли лихачи, убили не кого иного, как главнокомандующего германской армией на Украине, фельдмаршала Эйхгорна, неприкосновенного и гордого генерала, страшного в своем могуществе, заместителя самого императора Вильгельма! Убил его, само собой разумеется, рабочий и, само собой разумеется, социалист. Немцы повесили через двадцать четыре часа после смерти германца не только самого убийцу, но даже извозчика, который подвез его к месту происшествия. Правда, это не воскресило нисколько знаменитого генерала…»

Но и эта власть продержалась недолго. 9 ноября 1918 года в Германии началась революция, которая привела к окончательному поражению Четверного союза в Первой мировой войне. Немцы уезжали из Киева на родину, оставив гетмана на произвол судьбы. Скоропадский растерялся, поскольку перед отъездом немцы выпустили на свободу часть тех украинских социалистов, которых они посадили в тюрьмы после разгона Центральной Рады. Среди них был и Симон Петлюра, который начал собирать верные украинские войска и крестьян, чтобы показать гетману, кто истинный глава Украины. Была создана организация, названная на французский революционный манер — Директория — и возглавившая антигетманское восстание. Войска Директории во главе с Симоном Петлюрой быстро подошли к Киеву, который, как оказалось, мало кто хотел защищать. Город держался лишь до тех пор, пока это было в интересах тех же немцев (которые хотели спокойно уйти с Украины).

Гетман Павел Скоропадский с делегатами съезда хлеборобов. 1918 год

Шестой переворот. Директория. 14 декабря 1918 — 5 февраля 1919 года

14 декабря 1918 года гетман отрекся от власти, а в Киев вошли войска Украинской Народной Республики под командованием головного атамана и руководителя Украинской Директории (правительственного органа) С.В. Петлюры. Именно об этих событиях рассказал Михаил Булгаков в «Белой гвардии». Украинская Директория, возглавляемая бывшими лидерами Центральной Рады социалистами В. Винниченко и С. Петлюрой, торжественно заняла гетманский дворец и приступила к возрождению традиций управления времен Рады.

Одно из первых мероприятий Директории в Киеве, хорошо запомнившееся горожанам, состояло в полной замене, в трехдневный срок, всех русских вывесок и табличек украинскими (вывески на польском и еврейском языках не тронули). Владельцы различных заведений были вынуждены под угрозой ареста проводить украинизацию вывесок, которая делалась из-за незнания украинского языка достаточно просто: буква «и» менялась на «і», а «ы» на «и». Сложнее было с твердым знаком, который приходилось закрашивать или совершенно снимать. Шутили, что твердый знак украинскими властями был взят под арест. Интересно, что после ухода из Киева Директории украинизированные вывески оставались в городе еще при четырех властях.

Наиболее знаковым событием периода Директории стало объявление Универсала о соборности Украины — то есть об объединении восстановленной УНР и образовавшейся осенью 1918 года ЗУНР (Западно-Украинской Народной Республики). Дата события — 22 января 1919 года — была приурочена к первой годовщине независимости УНР.

Шестая власть продержалась в городе всего шесть недель. Социалистическая по своему содержанию, она с точностью повторила ошибки своей предшественницы — Центральной Рады. Директория опять схватилась с большевиками, которые достаточно быстро разогнали крестьянские части УНР и в ночь с 5 на 6 февраля 1919 года вошли в Киев. Состоялся седьмой переворот, а в Киеве воцарилась седьмая власть, весьма похожая на третью. Интересно, что этот седьмой переворот так же нашел отражение в творчестве Михаила Булгакова.

Торжественная встреча Директории на киевском вокзале. 19 декабря 1918 года

Торжественное объявление на Софийской площади Универсала о соборности Украины. 22 января 1919 года

Седьмой переворот. Большевики. 5 февраля — 30 августа 1919 года

5 февраля 1919 года Киев заняли войска Красной Армии (украинские войска ушли из города за день до этого, 3 февраля). В Киев вернулся со своими войсками товарищ В. Антонов-Овсеенко, правда, на сей раз без полковника Муравьева. Вернулись в свой город и те киевские большевики, которые вынуждены были бежать из него вместе с третьей властью. Первое, что было сделано красным комендантом Киева товарищем Н. Щорсом, это выселение жителей из 37 «наиболее буржуазных», на его взгляд, домов. В этих домах сразу же поселились «ответственные работники и прочие товарищи». Большевики сносили царские памятники, а те, что сразу снести не могли — драпировали, дабы не мозолили глаза. Вместо них ставились наспех сооруженные — иногда из фанеры! — новые. Первое мая стало официальным праздником. Людей приучали жить и мыслить по-революционному. Несогласных или даже подозреваемых в несогласии могли репрессировать; об этом заботилась Чрезвычайная Комиссия (ЧК). Под знаком красного террора седьмая власть обосновалась в Киеве, правда, опять ненадолго.

Утром 10 апреля 1919 года с северной стороны в Киев ворвался некто атаман Струк со своим отрядом. Личность атамана весьма примечательна. Бывший российский офицер, после окончания Первой мировой войны он вернулся к себе на родину в Чернобыльский уезд. Симпатизировал Центральной Раде, был приверженцем Украинской Народной Республики, а во время восстания против гетмана Павла Скоропадского сформировал из крестьян Чернобыльский полк, с которым некоторое время входил в состав армии Директории. Когда Киев заняли большевики, атаман с полком вернулся в свой уезд, и никого туда не пускал. 10 апреля в Киеве им была захвачена Куреневка, Подол, а также большая часть центра города, где сразу же был устроен еврейский погром.

Большевикам пришлось бежать из Киева, а в городе воцарилась очередная власть, правда, всего на один день. Утром 11 апреля 1919 года на Куреневку и Подол была отправлена мощная экспедиция красных, вооруженная пушками и пулеметами. Погостив в Киеве один день, атаман Струк решил, что этого будет достаточно, а потому без лишнего сопротивления убрался из города. Таковым был восьмой переворот в Киеве, который продолжался всего один день, но запомнился жителям города надолго.

В Киев после небольшой встряски вернулась власть большевиков. Киевское ЧК сделало из случившегося надлежащие выводы, и в течение нескольких дней отстреляло всех, кто имел хоть малейшее отношение к Украинской Народной Республике, а также тех, кто вел себя «подозрительно» во время предыдущего переворота. Эта власть продержалась в Киеве четыре с половиной месяца, до 30 августа.

Вступление большевистских войск в Киев. 5 февраля 1919 года

Восьмой переворот. УНР. 30 августа — 31 августа 1919 года

К концу лета 1919 года положение советской власти в Киеве стало неустойчивым. На город с двух сторон надвигались противники большевиков: с юго-запада — армия УНР под командованием Петлюры, с востока — белогвардейцы (Полтавский отряд Добровольческой армии Деникина) под командованием генерала Бредова. 30 августа красные части покинули Киев и войска Петлюры — части Украинской Галицкой армии и полки Запорожского корпуса — вошли в город. По всему Киеву были расклеены сообщения о возвращении правительства Украинской Народной Республики. Одновременно с этим, отбросив на мостах через Днепр слабые заставы петлюровцев, в город вступили добровольческие белогвардейские части. Обе армии встретились друг с другом впервые. Украинцы не знали, как поступать им в этой ситуации, зато белогвардейцы действовали более решительно: без лишнего шума занимали мосты и главные магистрали Киева.

На следующий день, 31 августа 1919 года, в городской Думе состоялась встреча командующих обеих армейских группировок противников. Украинской группировкой командовал австриец генерал-хорунжий Антон Краус, белогвардейской — генерал-лейтенант российской армии немецкого происхождения Николай Эмильевич фон Бредов. Этим фактом были поражены не только киевляне, но и бойцы обеих армий. Шутили, что два немца на немецком языке решали судьбу славянского Киева. Пока шли переговоры, на Крещатике, возле городской Думы собралась громадная толпа киевлян. С одной стороны улицы стояли приверженцы Украинской республики, с другой — белогвардейской России. Оба лагеря испытывали враждебные чувства по отношению друг к другу. Над Думой развевались украинский и российский флаги.

Наступила неожиданная развязка. Проходившие мимо Думы запорожцы сорвали российский флаг и бросили его под копыта коня командира Запорожского корпуса полковника В. Сальского. В ответ с противоположной стороны улицы гвардейскими подразделениями белогвардейцев был открыт огонь. Переговоры были сорваны и Бредов приказал разоружить все прибывшие в Киев украинские части. Несколько батальонов галичан без сопротивления сдали оружие. Запорожцы же отступили на окраины города. В скором времени Петлюра приказал отступать от Киева: по тылам украинской армии в сторону города двигались с побережья Черного моря отрезанные от своих красные войска. Их прорыв грозил разрывом украинских армий. Таким образом, части УНР занимали город всего один день.

Девятый переворот. Добровольческая армия. 31 августа — 14 октября 1919 года

Во второй половине дня 31 августа Киев был полностью занят войсками белой Добровольческой армии Вооруженных Сил Юга России генерала А.И. Деникина. Придя в Киев, белогвардейцы сразу начали по-своему наводить порядок — перевели календарь на старый стиль (то есть на тринадцать дней назад), стрелки часов — на петроградское время. Все законы советского правительства, а заодно и его деньги, были отменены. В город явилась и контрразведка, которая стала активным образом выискивать и арестовывать жителей, заподозренных в службе у большевиков. Как бывает в подобных случаях, это иногда приводило к самосудам над подозреваемыми в большевизме — прямо на улицах. Были расстреляны несколько офицеров за службу в Красной армии, а также несколько мелких обывателей за то, что якобы служили в ЧК. На окраинах под видом поиска большевиков были произведены еврейские погромы.

Впрочем, весь этот беспорядок продолжался недолго, поскольку в Киев пожаловала двенадцатая власть — прорывающиеся с юга на север красные войска И. Якира. Оторванные от своих на побережье Черного моря три советские дивизии предприняли доблестный поход между фронтом украинцев и белых. Именно они принудили Петлюру 31 августа отступить из Киева. Чтобы помочь прорывающимся из окружения дивизиям, советское командование приняло решение бросить 44-ю стрелковую дивизию в наступление на Киев, где и должно было состояться частичное объединение сил красных.

Добровольцы входят в Киев на Софийскую площадь. 31 августа 1919 года

Вожди Добровольческой армии в Киеве: генерал Май-Маевский (первый слева), генерал Бредов (второй слева). 1919 год

Десятый переворот. Большевики. 14—16 октября 1919 года

14 октября 1919 года красные части с севера и запада ворвались в город, вынудив белогвардейцев срочно отступать за Днепр, на левый берег. Вместе с ними ушли десятки тысяч горожан, не ожидавших от возвращения большевиков ничего хорошего. Это массовое бегство назвали «Дарницким исходом». Киевские обыватели не были готовы к тому, что город может опять попасть в руки к красным. В центре города работали все магазины, рестораны, паштетные, кафе и гостиницы. Можно себе представить, во что красноармейцы превратили все это! Крещатик и все центральные улицы были разграблены. Мужское население центральных районов подверглось строжайшей проверке, а все обнаруженные военные расстреливались. Впрочем, многие офицеры успели бежать к Днепру.

15 октября началось постепенное вытеснение белыми нежданных гостей. Оно привело к трем дням кровавых уличных боев. Ни красные, ни белые не хотели уступать Киева. И лишь с прибытием значительных подкреплений белые 16 октября 1919 года смогли окончательно изгнать из города большевиков.

Одиннадцатый переворот. Добровольческая армия. 16 октября — 16 декабря 1919 года

В Киев вернулись белые. Для киевлян их возвращение в город было уже событием не таким радостным, как в прошлый раз. Самые обеспеченные и самые известные жители Киева уже перестали надеяться на лучшее и взялись паковать чемоданы. Из Киева на юг бежали многие. Белые не препятствовали этому бегу, поскольку уже сами понимали, что не сегодня, так завтра им придется пуститься вслед за беженцами. Отборные части Добровольческой армии были остановлены красными под Тулой и постепенно отступали. В городе оставались мизерные подразделения. Киевский офицерский полк из-за недоверия к нему командования был расформирован. Значительное число офицеров города отвернулось от Добровольческой армии. Киев не дал белогвардейцам ни одной новой воинской части. Фактически, город жил ожиданием прихода красных. Среди белогвардейцев бушевал тиф, который унес жизни и многих киевлян. Все более-менее уцелевшие от тифа и разгрома белогвардейские полки стягивались к Одессе.

Двенадцатый переворот. Большевики. 16 декабря 1919 — 7 мая 1920 года

15 декабря 1919 года к Киеву с запада и востока подошли красные части. Город был взят в клещи. Киевские офицеры оказали яростное сопротивление красным на подступах к городу. Атаки большевистских полков захлебнулись. В ночь на 16 декабря части 44-й советской дивизии (уже трижды бравшей город) по тонкому льду Днепра перешли на Правый берег и отбросили офицерские заставы от мостов. В Киев ворвались красные. В городе начались уличные бои, продолжавшиеся 12 часов. К вечеру того же дня с запада в город вошли красные полки 58-й дивизии. Создав многократный перевес сил, большевики завладели Киевом. На сей раз в городе погромов и расстрелов почти не было. Красноармейские части, также страдавшие от тифа и изнеможения, проследовали дальше на юг, вслед за отступавшей Добровольческой армией. В Киеве же большевики приступили к относительно спокойному созданию нового режима. Деятельность небольшевистских партий не в одночасье, постепенно, но сворачивалась. Результат состоявшихся в апреле, обставленных большими торжествами выборов в Киевсовет был практически «правильным»: около 75% коммунистов. К Первому мая был проведен коммунистический субботник. Но меньше чем через неделю после праздника трудящихся киевские большевики вынуждены были в очередной раз покинуть город.

В апреле 1920 года Пилсудский заключил военный договор с разваливающимся на глазах режимом Петлюры. В обмен за помощь в восстановлении его власти в Киеве, Польша получала «на вечные времена» земли Западной Украины. Пока основные соединения Красной армии дрались с Врангелем в Северной Таврии и с Пилсудским в Беларуси и Прибалтике, на Украине войск оставалось крайне мало. Именно этим воспользовалось командование польской армии, бросившее весной 1920 года на Киев польские и украинские части. Красные отступали практически без боя, и в начале мая части союзников очутились на окраинах города.

Тринадцатый переворот. Поляки и УНР. 7 мая — 12 июня 1920 года

7 мая 6-я Стрелецкая украинская и польские дивизии без особых потерь вступили в Киев. Несмотря на то, что польских войск было в три раза больше, нежели украинских, Киев считался возвращенной столицей Украинской Народной Республики. На следующий же день на Крещатике был устроен большой парад украинских и польских войск. Номинально на Киев теперь снова распространилась власть Директории УНР. Фактически этого не произошло. Правительство, составленное с запозданием, так и не успело переехать из Винницы в Киев. Глава Директории, все тот же Симон Петлюра, приехал в столицу с визитом, который сопровождался торжествами на Софийской площади и в одноименном соборе — но тут же после этого отбыл.

Поляки, конечно, воспринимались киевлянами как интервенты. Но если немцы двумя годами ранее смогли обеспечить горожанам порядок и спокойствие, то теперь жизнь в городе была дезорганизована. Как и перед этим, не хватало денег, продуктов, товаров первой необходимости... Удержаться в Киеве поляки могли бы только за счет достаточной военной силы — но у них ее не было.

В начале июня большевики бросили на фронт против поляков 1-ю Конную армию С. Буденного. Красные кавалеристы забрались глубоко в тыл полякам, дошли до самого Житомира, чем принудили поляков начать эвакуацию Киева. Вместе с поляками, не желая попадать в руки большевикам, уезжали последние коренные жители города. Поляки покидали Киев организованно, но перед уходом взорвали и сожгли все четыре моста через Днепр, генерал-губернаторский дворец на Липках, товарную станцию железной дороги.

«На переломе второго месяца среди совершенно безоблачного неба советская конница грубо и буденно заехала куда-то, куда не нужно, и паны в течение нескольких часов оставили заколдованный город. Но тут следует сделать маленькую оговорку. Все, кто раньше делали визит в Киев, уходили из него по-хорошему, ограничиваясь относительно безвредной шестидюймовой стрельбой по Киеву со святошинских позиций. Наши же европеизированные кузены вздумали щегольнуть своими подрывными средствами и разбили три моста через Днепр, причем Цепной — вдребезги.

И по сей час из воды вместо великолепного сооружения — гордости Киева, торчат только серые унылые быки. А, поляки, поляки... Ай, яй, яй!..»

М. Булгаков. «Киев-город»

Польские и украинские войска на Крещатике. 8 мая 1920 года

Польские и украинские войска на Крещатике. 8 мая 1920 года

Цепной мост через Днепр, взорванный поляками при их отступлении из Киева в 1920 году

Четырнадцатый переворот. Большевики. 12 июня 1920 года

12 июня 1920 года части Красной армии почти без боя окончательно захватили Киев. Они стали последней в гражданскую войну властью в городе. Гражданская война полностью опустошила город, изменила его облик. Многие, кто жил в городе до революции, опасался возвращаться сюда. Многие из оставшихся в живых коренных киевлян боялись, что их опознают и отправят в ЧК, а потому меняли фамилии и прятались по захудалым городишкам. Для Киева наступил очередной период в истории. Жителей продолжили приучать к тому, что вся их жизнь теперь будет подчинена «интересам народа» — но в чем именно состоят эти интересы, определяла власть. Частные предприятия, исключая мелкие кустарные мастерские, были национализированы. Жизнь стала подведомственна советским учреждениям. Поскольку экономического процветания это не принесло, продукты продавались по карточкам.

Постепенно, впрочем, жизнь вошла в сравнительно нормальное русло. Боев в городе больше не было. Часть недовольных новым режимом уехали, остальные — примирились. Впереди было семь десятилетий советской власти...

Красноармейский парад на Софийской площади в Киеве. 1920 год