Вернуться к «Белая гвардия» и «Дни Турбиных»

Интересные факты о романе «Белая гвардия» и пьесе «Дни Турбиных»

«Белая гвардия» Михаила Булгакова во многих деталях является автобиографическим романом, основанном на личных впечатлениях и воспоминаниях писателя о событиях, происходивших в Киеве зимой 1918—1919 годов. Турбины — девичья фамилия бабушки Булгакова со стороны матери. В членах семьи Турбиных без труда угадываются родственники Михаила Булгакова, его киевские друзья, знакомые и он сам.

* * *

У романа могли быть и другие названия, — так, Булгаков выбирал между «Полночный крест» и «Белый крест». Один из отрывков ранней редакции романа в декабре 1922 года был опубликован в берлинской газете «Накануне» под названием «В ночь на 3-е число» с подзаголовком «Из романа «Алый мах»». Рабочим названием первой части романа во время написания было «Желтый прапор»

* * *

«Белая гвардия» — это единственный роман Булгакова, где обильно используется разговорный язык, представляющий собой смесь русского и украинского просторечия, характерную для Киева. Для создания комического эффекта она перебивается еще и литературно правильным разговором образованной публики: «Петлюра только что проследовал во дворец на банкет...» — Не брешить, никаких банкетов не буде» (в последней фразе отметим соседство русского «никаких» с украинским «не буде»).

* * *

В романе «Белая гвардия» много символов. «Город» — в котором без сомнений узнается Киев, родной город писателя, улицы которого стали декорациями романа; «дом» — до малейших деталей совпадающий с домом, в котором жила семья писателя в 1918 году; «лампа» — символ уюта и замкнутого мирка Турбиных; «снег» — символ революции и гражданской войны, накрывших Город; «крест» на памятнике Святому Владимиру — символ превращения «сверкающего» «в бездонной высоте над городом» креста в «угрожающий острый меч» гражданской войны и террора.

* * *

В «Белой гвардии» много аллюзий. Так, посещение Николкой морга — это путешествие в загробный мир. Неотвратимость и ужас наступающих событий иллюстрирует наступление Апокалипсиса, в Городе появляется Шполянский — «предтеча Сатаны», после чего наступает царство Антихриста; жителям Города посылаются многочисленные знамения, которые игнорируются и остаются непонятыми.

* * *

Литературоведы отмечают, что по композиции роман близок опере «Фауст» «с его феерическими сменами декораций, с ариями, массовками и хорами». Не удивительно, что в первом романе Булгакова так много аллюзий на оперу «Фауст», — известно, что в гимназические и студенческие годы Булгаков видел эту оперу 41 раз.

* * *

В романе упоминаются оперы «Черевички» («Ночь под Рождество»), «Пиковая дама», «Евгений Онегин» и «Мазепа» П.И. Чайковского, «Нерон» и «Демон» А.Г. Рубинштейна, «Фауст» Гуно, «Аида» Д. Верди, «Гугеноты» Д. Мейербера и «Кармен» Ж. Бизе, Кроме этого, в сюжете романа легко обнаруживаются аллюзии на сюжеты упомянутых опер. Автор противопоставляет оперу «гетманской оперетке», Турбины словно защищаются возвышенной оперой от разыгрывающейся за окном Дома «оперетки».

* * *

Перепечатывавшая роман машинистка И.С. Раабен утверждала, что это произведение задумывалось Булгаковым как трилогия. Вторая часть романа должна была охватывать события 1919 года, а третья — 1920 года, в том числе и войну с поляками. В третьей части Мышлаевский перешел на сторону большевиков и служил в Красной армии.

* * *

Первая часть романа Булгакова «Белая гвардия» была опубликована в журнале «Россия» в 1925 году. При этом роман вышел с посвящением второй жене писателя — Любови Евгеньевне Белозерской. Стоит отметить, что первая жена писателя, Татьяна Николаевна Лаппа, утверждала, что в рукописных и машинописных вариантах роман был посвящен ей, а имя Белозерской, к удивлению и неудовольствию ближайшего окружения Булгакова, появилось лишь в печатном виде. Татьяна Николаевна перед смертью сказала с явной обидой: «Булгаков... однажды принес «Белую гвардию», когда напечатали. И вдруг я вижу — там посвящение Белозерской. Так я ему бросила эту книгу обратно... Столько ночей я с ним сидела, кормила, ухаживала... он сестрам говорил, что мне посвящает...»

* * *

Через несколько недель после публикации первого тома «Белой гвардии» в парижском издательстве Concorde, в Риге издательством «Литература» Карла Расиньша было напечатано «полное издание» романа, в котором неизвестным литератором было дописано окончание по четвертому акту второй редакции пьесы «Дни Турбиных». В отделе рукописей Российской государственной библиотеки хранится рижский экземпляр романа с карандашной пометкой, предположительно сделанной самим Булгаковым на странице 194: «Отсюда начиная — бред, написанный неизвестно кем». Кроме окончания, в рижском издании была несколько сокращена первая часть.

* * *

В СССР при жизни автора роман «Белая гвардия» не был опубликован полностью, а издания романа за границей конца 1920-х годов были недоступны в СССР, поэтому роман не удостоился особого внимания критиков. Последующая постановка по мотивам романа «Белая гвардия» пьесы «Дни Турбиных» во МХАТе осенью 1926 года переключила внимание критики с романа на пьесу. Критики романа как на советской стороне, так и в эмиграции, восприняли роман по-разному. В большинстве все признавали литературный талант Булгакова, а претензии главным образом сводились к идеологическим вопросам, советская сторона критиковала героизацию классовых врагов, а эмигрантская — недостаточное сочувствие белому делу.

* * *

Роман «Белая гвардия» послужил источником для пьесы «Дни Турбиных». Работать над пьесой Булгаков начал через несколько месяцев после публикации романа в журнале «Россия». Существует три редакции пьесы, при этом рукописи ни одной из них не сохранились.

* * *

Первую постановку во МХАТе «Дней Турбиных» (оригинальное название «Белая гвардия» пришлось сменить по идеологическим причинам) спас Константин Сергеевич Станиславский, заявив, что, если пьесу запретят, он закроет театр. Но из произведения пришлось убрать важную сцену избиения петлюровцами еврея, в финале ввести «все нарастающие» звуки «Интернационала» и здравицу большевикам и Красной армии из уст Мышлаевского.

* * *

Пьеса Булгакова «Дни Турбиных» с успехом шла во МХАТе около 15 лет. Постановку несколько раз запрещали, но Сталин лично потребовал вернуть ее на сцену, так как вождю пьеса нравилась. По неподтвержденным данным, Сталин смотрел «Дни Турбиных» не менее 15 раз.

* * *

До 2011 года сам роман не экранизировался, — в 1970 году вышел художественный фильм «Бег» режиссеров Александра Алова и Владимира Наумова, снятый по мотивам произведений М.А. Булгакова «Бег», «Белая гвардия» и «Черное море». В 1976 году вышел фильм режиссера Владимира Басова «Дни Турбиных» — являющийся экранизацией пьесы «Дни Турбиных», а не самого романа, — пьеса и роман имеют значительные отличия.

* * *

Впервые собственно роман был экранизирован как восьмисерийный телесериал режиссером Сергеем Снежкиным в 2012 году. Фильм содержит много спорных идеологических отступлений от оригинального текста и придуманных сценаристами сцен и поворотов сюжета. Большинство критиков, отмечая ансамбль известных и популярных актеров, отмечают и неудачу режиссера, а также критикуют вольное обращение с оригинальным текстом. Критики отмечают, что описанная Булгаковым в романе трагедия в интерпретации Снежкина превратилась в постмодернистскую комедию.