Вернуться к Е.А. Яблоков. Исцеляющий миф. Коды традиционной культуры во «врачебных» рассказах М.А. Булгакова

Приложение. Л.Н. Урванцов. Тьма египетская. (Народная драма из египетской жизни)

Недатированная машинопись одноактной пьесы «Тьма египетская» содержится в фонде Всесоюзного управления по охране авторских прав (ВУОАП) в РГАЛИ [Ф. 2452. Оп. 4. Ед. хр. 2011]. Ее связи с упоминавшимся (см. с. 204) спектаклем «Нецензурная пьеса» очевидны.

Однако атрибуция текста вызывает вопросы. В анонсе «Нецензурной пьесы» ее автором назван Николай Николаевич Урванцов (1876—1941) (см. [Театр и искусство. 1917. № 12; Тихвинская 2005: 380] — актер и режиссер театра «Кривое зеркало», сочинивший для него ряд пьес1. Между тем на титульном листе машинописи перед фамилией Урванцова стоит инициал Л., указывающий на Льва Николаевича Урванцова (1865—1929) — довольно известного в начале XX в. драматурга (см. [ТЭ 1967: 387]), писавшего, в частности, театральные пародии (см. [Театральная пародия 1976: 598—612]) и доводившегося Н.Н. Урванцову родным братом.

Н.Н. Урванцов после 1917 г. продолжал сотрудничать в «Кривом зеркале» и жил в СССР. Что касается Л.Н. Урванцова — с началом Гражданской войны его связь с театром, судя по всему, прервалась: драматург был участником Белого движения2 и (вероятно, в 1920 г.) эмигрировал из России (см. [Баранова 2017: 56]). К 1924 г., когда в «Кривом зеркале» был возобновлен спектакль «из египетской жизни», имя Л.Н. Урванцова в СССР стало одиозным — главной причиной послужил его вышедший в 1923 г. в Берлине роман «Завтра утром» (см. [Арьев 2009: 142—143]).

Известно, что братьев не раз путали, приписывая одному тексты другого (см. [Баранова 2017: 58]); возможно, в данном случае мы имеем дело с чем-то подобным, но данных для более точной атрибуции пьесы пока нет. Впрочем, в контексте нашей темы важнее не конкретное авторство, а сам сюжет спектакля, который Булгаков мог в 1924 г. видеть на сцене «Кривого зеркала»; машинопись позволяет составить о нем достаточно полное представление.

Текст печатается по указанному источнику. Орфография и пунктуация приведены к современным нормам.

Л.Н. Урванцов

Тьма египетская. Народная драма из египетской жизни

(Удостоена на конкурсе премии Овчины)

Действующие лица:

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ МЕМНОН — фараон Египта.

КЛЕОПАТРА — его жена.

РАДАМЕС — египетский школьный учитель.

ТУТМЕС — правитель округа.

АИДА — эфиоплянка, поселянка.

ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ ХЕМСЕТ — надсмотрщик над постройками пирамид, подрядчик и кулак.

ХЕОПС — отец Аиды, рабочий.

ИОСИФ — хананеянин, рабочий.

ПСАМЕТИХ — старик египетский.

Стража, свита, рабочие..

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ (перед занавесом). Пьеса, которую мы сейчас предложим вашему вниманию, принадлежит перу известного драматурга-народника. В ней он ярко изобразил темноту и бесправие дореволюционной русской деревни. Пьеса была представлена в цензуру — дореволюционную, и, конечно, не только была строжайше запрещена, но автор, сверх сего, имел ряд неприятностей и интимных объяснений с полицией и высшей администрацией... Однако ему было дорого, чтобы его духовное детище не привилось, так сказать, в его художественном чреве, а увидало свет рампы. Он пошел на компромисс и пьесу из жизни русской деревни переделал на... египетские нравы.

Представленная в цензуру пьеса «Тьма египетская» наконец была дозволена к представлению, но с такими вымарками, что представить ее никто не решился. И вот наконец мы, получив в свои руки это произведение, переписанное автором, ввиду его осторожности, по цензурным вымаркам, решились представить эту «нецензурную» пьесу на суд свободной революционной публики, исполняя, так сказать, последнюю волю своевременно скончавшегося от огорчений автора.

Спешу еще раз успокоить несколько разочарованную публику, что в «нецензурной» пьесе «нецензурного» ничего нет и дамы и дети могут спокойно оставаться на своих местах.

Занавес раздвигается.

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ остается у портала на авансцене.

Входят с разных сторон ХЕОПС и ПСАМЕТИХ.

ХЕОПС. Здорово, дед Псаметих.

ПСАМЕТИХ. Здорово, дядя Хеопс.

ХЕОПС. Куда путь держишь?

ПСАМЕТИХ. Да в пальмовую рощу, по дрова. А тебя куда боги несут?

ХЕОПС. Опять пирамиды строить. Строишь-строишь! Конца-краю нет. Будь им неладно!

ПСАМЕТИХ. А ты не ропщи, роптать грех. Терпеть надо.

ХЕОПС. Терпи да терпи, когда же конец-то будет? От одного надсмотрщика Хемсета житья нет: то обсчитывает, то на харчах, скажем, норовит выгадать, такой тухлятиной кормит, что в рот не возьмешь. Девкам-работницам от него, охальника, проходу нет.

ПСАМЕТИХ. Это правда. Ирод, а не человек.

ХЕОПС. Теперь, скажем, насчет восьмичасового дня рабочего говорили, а ему и горя мало. Вот опять на ночь глядя иди пирамиды достраивай. Терпенья моего нет. Плюну на все, брошу работу, так они у меня узнают: насидятся без пирамид.

ПСАМЕТИХ. Не бунтуй, Хеопс, потерпи. Вот выдашь свою Аиду за учителя, заведут они свое хозяйство: верблюдов парочку, фиников насадят — заживут мирком да ладком, и тебе на старости лет подмога будет.

ХЕОПС. А и то правда! Аида моя ждет не дождется свадьбы. Очень уж ей учитель-то полюбился.

ПСАМЕТИХ. Хороший он человек. Не гордый, душевный. Да и Аида твоя — девка хоть куда. Черна немного, да зато умница, работница, поет, пляшет, сажа с молоком.

ХЕОПС. Ну, прощевай, дед. Спасибо на ласковом слове. Загляни вечерком, коли что...

ПСАМЕТИХ. Ладно. Твое гости (так! — Е.Я.).

Расходятся.

Среди Сахары ровныя, на гладкой пустоте...

Торчит высокий обелиск в могучей красоте...

Входит АИДА с ведрами.

АИДА. Здравствуй, дедушка...

ПСАМЕТИХ. Боги на помочь, красавица.

АИДА. Батюшка ушел на работу, а мне к Нилу за водой надо идти. Кажинный раз на этом месте ждет меня Радамес, а сегодня нет его что-то. Уж не завелась ли у него зазноба, разлучница злая, крокодилица подколодная?.. Лучше тогда на свете не жить головушке моей бесталанной. Возьму-ка лотос да погадаю: «Любит, не любит... любит, не любит... любит...» Любит!.. Верно, он, голубчик, папирусы свои читает — вот и задержался. А я-то, глупая, дурное подумала, и про кого? Про него, моего ненаглядного. Возьму-ка арфу-самогудку да спою песенку. Родную нашу, народную, египетскую.

Вдоль да по речке, вдоль да по
Нилу Цапля белая плывет...

ХЕМСЕТ (входит).

Вдоль да по бережку, бережку крутому
Добрый молодец идет...

АИДА. Ах!..

ХЕМСЕТ. Что, глупая, испугалась... Или не узнала?

АИДА. Кто тебя, Хемсет, не знает! Проходи своей дорогой...

ХЕМСЕТ. Значит, мешаю? Так-с... Учителишку своего дожидаешься? Тоже выискала сахар тростниковый... (Оглядывается.) Как стемнеет, приходи к обелиску. Знаешь, за околицей?

АИДА. А чего я там не видала?

ХЕМСЕТ. Ждать тебя буду. Гостинцы принесу — бусы новые... Там потолкуем.

АИДА. Не надо мне твоих бус, и толковать нечего.

ХЕМСЕТ. Полюбилась ты мне... И хочу осчастливить. В дом возьму, экономкой сделаю, все хозяйство тебе сдам... В золоте купаться будешь...

АИДА. Не в золоте счастье — а в труде. С милым рай и в шалаше...

ХЕМСЕТ. Скажи на милость. Это уж твой учителишка научил тебя таким словам. Волей не хочешь, силой возьму. (Хочет обнять.)

АИДА. Отстань, ты, окаянный... Пусти, а то, ей-богу, Радамеса кликну.

ХЕМСЕТ. Молчи, ты, дура.

АИДА. Радамес... Радамес... Иди скорее!...

ХЕМСЕТ. Эх, окаянная... Кричит как зарезанная. Сраму не оберешься.

Входит РАДАМЕС.

РАДАМЕС. Аида, голубка моя, что случилось?

АИДА. Родной мой! Защити свою Аиду! Обнимают ее недобрые люди. Хемсет пристает. Проходу мне от него нет...

ХЕМСЕТ. Ври больше. Сама бы меньше по вечерам шлялась...

РАДАМЕС. Послушай, Хемсет. Я не позволю тебе обижать бедную девушку.

ХЕМСЕТ. Не позволю... Скажите, какой выискался. Как это ты мне не позволишь? Драться, что ли, начнешь?

АДАМЕС. О нет... Прибегать к грубой физической силе я не буду. Это противоречит моим убеждениям. Я обращусь к вашей совести.

ХЕМСЕТ. Ну, уж насчет совести ты оставь. Ты забыл, что я в союзе египетского народа состою. За такие слова и к судье можно.

РАДАМЕС. Побойся богов, Хемсет.

ХЕМСЕТ. Я богов и без тебя боюсь. Каждый праздник то Апису сенца, то крокодилу мясца... Насчет богов мы дело тонко понимаем.

РАДАМЕС. Крокодилу мяса — а у бедных людей последний финик отнять готов... Ах, Хемсет, Хемсет, не по правде ты живешь... Неужели ты не чувствуешь, как несправедлив строй нашей жизни?..

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Цензурная вымарка.

РАДАМЕС. ...Вот что я хотел сказать тебе, Хемсет.

ХЕМСЕТ. Что такое? Строй?.. Ты про кого это? Ладно! Ты это припомнишь!

РАДАМЕС. Подумай, Хемсет...

ХЕМСЕТ. Мне думать нечего. Я тебе такой строй подстрою... Узнаешь ты у меня, где черепахи зимуют... (Уходит.)

АИДА. Ой, как сжалось сердце! Куды это он пошел? Не вышло бы чего худого...

РАДАМЕС. Не бойся, Аида... Озирис не выдаст — крокодил не съест. Посмотри лучше, какой я тебе подарок принес.

АИДА. Подарок? Милый ты мой! Сушеного жучка принес. Вот спасибо.

РАДАМЕС. Я его сам поймал во время школьной экскурсии. Этот жук принадлежит к отряду жесткокрылых и называется «священный жук». Пусть он будет амулетом нашей любви.

АИДА. А я-то чем тебя отдарю? Знаешь наше эфиопское житье?.. Еле концы с концами сводим.

РАДАМЕС. Бедные вы, бедные.

Выйдешь к Нилу, чей стон раздается
Над египетской славной рекой...
Этот стон у нас песней зовется:
Эфиопы идут бечевой...

цПоют вдвоем. За сценой свисток.

Входят ТУТМЕС, ХЕМСЕТ, ПИСЕЦ и СТРАЖА.

ТУТМЕС. Что такое? В чем дело?

ХЕМСЕТ. Пожалуй, пожалуй сюда, господин начальник. Вот изволь посмотреть: расселись, песни запрещенные поют, про строй какой-то говорят, народ мутят, властей беспокоят. И, между тем, про меня всякие слова... Будь отцом, защити... А уж я... по мере возможности — поблагодарю.

ТУТМЕС. Нет, нет... это лишнее... Напрасно беспокоишься.

ХЕМСЕТ. На построение обелиска...

ТУТМЕС. Обелиска? Это другое дело... Получишь высочайшую благодарность... Квитанцию пришлю.

ХЕМСЕТ. Не изволь беспокоиться...

РАДАМЕС. Боги, боги, и это — египетское правосудие!!.

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Эта фраза вычеркнута. Прошу говорить по цензурованному экземпляру.

ТУТМЕС. Ну-с, сейчас произведем дознание. Свидетели есть?

ХЕМСЕТ. Это можно-с. Первый — я. Молодцов моих из склада покличу. Свидетелей мигом доставим.

ТУТМЕС. Прекрасно. (К Радамесу.) Ты кто такой?

РАДАМЕС. Радамес — школьный учитель.

ТУТМЕС. Так-с... Учитель. Значит, на всеегипетский учительский съезд в Фивы ездил? Речи говорил? Резолюции выносил?

РАДАМЕС. Да!.. молчать нельзя... Положение школьного дела в Египте настолько...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Цензурой вымарано.

ТУТМЕС. Кто эта девица?

АИДА. Я Аида. Дочь Хеопса.

ХЕМСЕТ. Который пирамиды строит. Эфиоп. Бунтарь известный. Всю артель у меня замутил.

ТУТМЕС. И ты, Аида, туда же? Волос долог, а ум короток. Запиши ее... Что же это вы, господа, затеяли? Да знаете ли вы, что я с вами сделаю? В бараний рог согну. Упеку туда, куда Амонасро страусов не гонял... к истокам Нила, к эфиопам... в глушь... в Сахару...

РАДАМЕС. Не кричи, Тутмес. Неужели ты думаешь, что вы, облеченные властью, вы, фараоны...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Цензурой вымарано.

РАДАМЕС. ...Ну а теперь делай со мной что хочешь.

ТУТМЕС. Запиши.

АИДА. И я всюду за тобой пойду. В беде тебя не оставлю.

ТУТМЕС. Понятые, поставьте иероглифы... Взять их...

Врывается толпа: ХЕОПС, ПСАМЕТИХ, ИОСИФ и другие.

ХЕОПС. Не желаем больше работать!..

ВСЕ. Не жалаем!.. Не жалаем!..

ТУТМЕС. Что такое? Да как вы смеете?!

ХЕОПС. Не желаем! Баста!.. Довольно гнули шею!..

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Народная сцена цензурой вымарана.

ИОСИФ. Позвольте вам заметить, г<осподин> начальник...

ТУТМЕС. Ах, ты, ханаанская морда... рассуждать вздумал. А право жительства имеешь?

ХЕОПС. Отпусти Радамеса!

ИОСИФ. Не дадим его в обиду!

ПСАМЕТИХ. Благодетель он наш!

ВСЕ ВМЕСТЕ: Отпусти Радамеса!

ТУТМЕС. Что такое? Беспорядки, забастовка?

ХЕОПС. Не смей трогать Радамеса! Бросим работу — так узнаешь. Насидитесь без пирамид!

ХЕМСЕТ. Как нанялись, так должны работать, по уговору, значит.

ХЕОПС. Поди ты к сфинксам... со своими уговорами... Убью!..

ТУТМЕС. Дед Псаметих... Уговори ты хоть их...

ПСАМЕТИХ. Я что... Я как мир... Я добром хотел. А теперь разве их вразумишь? Ретивое заговорило.

ИОСИФ. Отпусти Радамеса!

ПСАМЕТИХ. Отпусти девку-то!

ХЕОПС. Долой пирамиды!

ВСЕ. Долой пирамиды!

ХЕМСЕТ. Тише вы, черти оголтелые... Слышите... музыка... Приближается фараон со своей царственной супругой.

ТУТМЕС. Смирно! На караул!

Играют марш. Появляются ФАРАОН, КЛЕОПАТРА, СВИТА.

Впереди ВЕРХОВНЫЙ ЖРЕЦ.

КЛЕОПАТРА. Что за шум? Что за толпа? Милейший жрец, узнай, в чем дело.

ЖРЕЦ. Именем Изиды, Озириса, Гора и Фта — вечных пресветлых богов — спрашиваю вас, о люди, зачем вы собрались здесь? И как осмелились нарушить мирную прогулку Великого Мемнона Фараона Египетского и его царственной супруги — отвечайте.

ТУТМЕС. Честь имею донести: народ волнуется. Рабочие не хотят строить пирамиды, требуют освободить арестованного мной школьного учителя Радамеса.

КЛЕОПАТРА. Радамеса? Какое красивое имя. Этот прекрасный юноша и есть Радамес?

ТУТМЕС. Это он, великая царица...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. «Царица» вычеркнуто. Написано: «Фараонша».

КЛЕОПАТРА. Не может быть, чтобы он был преступником. Подождите, я сама поговорю с ним. Радамес, подойди сюда.

РАДАМЕС. Я слушаю, повелительница.

КЛЕОПАТРА. Ты недоволен своим положением? Ты возмущаешься? Да? Ты мне нравишься, Радамес. Хочешь, я тебя возьму в Мемфис и дам тебе место возжигателя светильников в моей спальне?.. Ты будешь...

Темнота.

ГОЛОС РАЗЪЯСНИТЕЛЯ. Цензурой зачеркнуто...

Опять свет.

РАДАМЕС. О нет, я не гонюсь за доходным местом. Моя работа в сельской глуши дает мне больше радости и морального удовлетворения...

КЛЕОПАТРА. Опомнись, Радамес! Неужели счастье быть возле меня ты готов променять на нищенскую жизнь с какой-то эфиопкой?

РАДАМЕС. Ничто в мире не разлучит меня с моей Аидой.

КЛЕОПАТРА. Какая дерзость. Жрец, именем Фараона приказываю тебе: сверши суд!

ЖРЕЦ. Суд идет! Приступаю к правосудию. Обвиняемый Радамес, признаешь ли ты себя виновным, что, собравшись скопом в неуказанном месте с вышеупомянутой эфиопской девицей, пел запрещенные песни?.. О, Радамес, признаешь ли ты себя виноватым в том, что, составив преступное сообщество с целью ниспровержения существующего порядка — совокупно с эфиопом Хеопсом и хананеянином Иосифом — волновал и возмущал рабочие массы? Радамес, Радамес, оправдай себя. Подсудимый. Ваше последнее слово.

РАДАМЕС. Да, теперь я скажу всю правду...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Правда цензурой вымарана.

ЖРЕЦ. Арестовать его!

АИДА. Великий жрец! Позволь и мне произнести свое слово. Мы, бесправные женщины Египта...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Цензурой вычеркнуто.

ЖРЕЦ. Арестовать ее!

ПСАМЕТИХ. Ах, жрец, жрец, не по совести ты судишь. Наш батюшка, милосердный Озирис, заповедал нам...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Цензурой вычеркнуто...

ЖРЕЦ. Арестовать его!

ИОСИФ. Прошу маленького слова. Что значит арестовать... Мы, евреи...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Цензурой вычеркнуто.

ЖРЕЦ. Арестовать его!

ХЕОПС. Арестуй и меня. Мы, рабочие...

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Цензурой вычеркнуто...

ЖРЕЦ. Арестовать его. По указу его фараонского величества, государя Верховного, Среднего и Нижнего Египта, самодержца Эфиопского, великого князя Сахарского и прочее, и прочее, и прочее, повелеваю: заключить арестованных в предварительную пирамиду и содержать их там, не давая ни пищи, ни питья, но обращаясь с ними кротко, милосердно и с любовию. Как смиренный жрец, во имя Изиды, Озириса, Гора и Фта, благословляю сию казнь египетскую...

АИДА. Великий Мемнон, будь милосердным!

ПСАМЕТИХ. Фараон, батюшка, помилуй!

ХЕОПС. Не допусти беззакония, Фараон!

РАДАМЕС. Что же ты молчишь, Фараон? Произнеси свое слово!

ФАРАОН мычит.

КЛЕОПАТРА. Ваши просьбы напрасны. Разве вы не знаете, что великий Мемнон издает звуки только при восходе солнца?

ПСАМЕТИХ. А пока солнце взойдет — роса очи выест.

ЖРЕЦ. Теперь, совершив египетское правосудие, вознесем молитвы великой Ночи — тьме египетской, объявшей нас...

На сцене темнеет.

Эх, ты, ноченька, ночка темная!..

ХОР (подхватывает).

Ночка темная... Тьма египетская.

Тьма.

РАДАМЕС. Эх, люди, люди... Нуда ничего, потерпим... Не всегда же будет тьма и ночь — дождемся и рассвета.

Рассветает.

РАЗЪЯСНИТЕЛЬ. Техник, что вы делаете?.. Рассвет не разрешен цензурой!

ЗАНАВЕС

Примечания

1. Одна из них, «Жак Нуар и Анри Заверни, или Пропавший документ» (1909), не только опубликована (см. [Театральная пародия 1976: 556—568]), но и экранизирована — является одной из частей художественного фильма (реж. А.И. Глобин) «Страницы театральной пародии» (1996).

2. См. [https://погибшие.рф/arhiv/uchastniki-grazhdanskoj-vojny/uchastniki-belogo-dvizheniya-v-rossii/uchastniki-belogo-dvizheniya-v-rossii-u.html] (дата последнего обращения — 17.07.2019).