Вернуться к Музыкальные темы и поэзия в романе «Мастер и Маргарита»

Фокстрот «Аллилуйя» Винсента Юманса

«И ровно в полночь в первом из них что-то грохнуло, зазвенело, посыпалось, запрыгало. И тотчас тоненький мужской голос отчаянно закричал под музыку: «Аллилуйя!!», это ударил знаменитый Грибоедовский джаз. Покрытые испариной лица как будто засветились, показалось, что ожили на потолке нарисованные лошади, в лампах как будто прибавили свету, и вдруг, как бы сорвавшись с цепи, заплясали оба зала, а за ними заплясала и веранда. <...> Оплывая потом, официанты несли над головами запотевшие кружки с пивом, хрипло и с ненавистью кричали: «Виноват, гражданин!» Где-то в рупоре голос командовал: «Карский раз! Зубрик два! Фляки господарские!!» Тонкий голос уже не пел, а завывал: «Аллилуйя!». Грохот золотых тарелок в джазе иногда покрывал грохот посуды, которую судомойки по наклонной плоскости спускали в кухню. Словом, ад». (гл. 5. Было дело в Грибоедове)

«Тут за стенкой, в комнате дочери профессора, заиграл патефон фокстрот «Аллилуйя», и в то же мгновенье послышалось воробьиное чириканье за спиной у профессора. Он обернулся и увидел на столе у себя крупного прыгающего воробья». (гл. 18. Неудачливые визитеры, «Мастер и Маргарита»)

«В розовой стене оказался пролом, и в нем на эстраде кипятился человек в красном с ласточкиным хвостом фраке. Перед ним гремел нестерпимо громко джаз. Лишь только дирижер увидел Маргариту, он согнулся перед нею так, что руками коснулся пола, потом выпрямился и пронзительно закричал: — Аллилуйя!

Он хлопнул себя по коленке раз, потом накрест по другой — два, вырвал из рук крайнего музыканта тарелку, ударил ею по колонне.

Улетая, Маргарита видела только, что виртуоз-джазбандист, борясь с полонезом, который дул Маргарите в спину, бьет по головам джазбандистов своей тарелкой и те приседают в комическом ужасе». (гл. 23. Великий бал у сатаны, «Мастер и Маргарита»)

Фокстрот «Аллилуйя», написанный американским композитором Винсентом Юмансом (1898—1946), появляется в романе трижды. Первый раз ее играет джаз-оркестр в Грибоедове, второй раз — когда профессор Кузьмин слышит музыку, доносящуюся из комнаты его дочери, а третий раз — на балу у Воланда. Это была одна из первых песен, написанных Юмансом, впервые она была исполнена Джоном Филиппом Соуза в качестве марша. Текст песни написали Лео Робин (1900—1984) и Клиффорд Грей (1887—1941). «Аллилуйя!» звучит в американском мюзикле 1927 года «Hit the Deck!» («Свистать всех наверх!»), по которому в 1955 году был снят фильм.

Михаил Булгаков, скорее всего, слышал фокстрот «Аллилуйя!» в исполнении АМА-джаза под управлением Александра Цфасмана в саду «Жургаза», куда проникнуть можно было только по специальным пропускам. В СССР пик популярности мелодии пришелся на 1929 — 1930-е годы, было создано несколько вариантов русских текстов, в том числе антирелигиозные.

Hallelujah

I've heard there was a secret chord
That David played and it pleased the Lord
But you don't really care for music, do you?
It goes like this: the fourth, the fifth
The minor fall, the major lift
The baffled king composing Hallelujah

Hallelujah, Hallelujah
Hallelujah, Hallelujah

Your faith was strong
But you needed proof
You saw her bathing on the roof
Her beauty and the moonlight overthrew you
She tied you to a kitchen chair
She broke your throne, she cut your hair
And from your lips she drew the Hallelujah

Hallelujah, Hallelujah
Hallelujah, Hallelujah

You say I took the name in vain
I don't even know the name
But if I did, well really, what's it to you?
There's a blaze of light
In every word
It doesn't matter which you heard
The holy or the broken Hallelujah

Hallelujah, Hallelujah
Hallelujah, Hallelujah

I did my best, it wasn't much
I couldn't feel, so I tried to touch
I've told the truth, I didn't come to fool you
And even though
It all went wrong
I'll stand before the Lord of Song
With nothing on my tongue but Hallelujah

Hallelujah, Hallelujah
Hallelujah, Hallelujah

Аллилуйя (перевод)

Я слышал, тайный был аккорд,
Что Давид сыграл, и это было угодно Господу,
Но музыка ведь не интересует тебя, верно?
Он звучит так: четвертая, пятая,
Минорное падение, мажорный подъем,
Растерянный король сочиняет: «Аллилуйя»

Аллилуйя, аллилуйя
Аллилуйя, аллилуйя

Твоя вера была сильна,
Но тебе требовалось доказательство.
Ты увидел ее купающейся на крыше,
Ее красота и лунный свет ошеломили тебя.
Она привязала тебя к кухонному стулу,
Она сломала твой трон, она отрезала твои волосы,
И из твоих губ выманила: «Аллилуйя»...

Аллилуйя, аллилуйя
Аллилуйя, аллилуйя

Говоришь, я упоминаю имя всуе
Я даже не знаю имени,
Да даже если бы знал, что до этого тебе?
Вспышка света
В каждом слове,
Не важно, что ты слышишь —
Священное или слабое: «Аллилуйя...»

Аллилуйя, аллилуйя
Аллилуйя, аллилуйя

Я делал всё, что мог, не так уж много,
Я не мог почувствовать, так что я попытался коснуться,
Я говорил правду, не собирался дурачить тебя,
И несмотря на это,
Всё пошло не так.
Я предстану пред Царем Песни
И слетит с моего языка лишь: «Аллилуйя...»

Аллилуйя, аллилуйя
Аллилуйя, аллилуйя

В Парагвае (один из вариантов песни)
(Halleluja)

Музыка Винсента Юманса
Муз. редакция Поля Эрлиха
Слова Бориса Тимофеева

1. В Парагвае, этом чудном крае
Средь лиан павиан жил...
Без гримасы кушал ананасы
И осок нежный сок пил...
Только раз, гуляя средь лиан,
Он попал в предательский капкан
И, веревкой связан очень ловко,
Сел на пароход, где смеша народ,
Завопил, открыв широкий рот:

Ах, в Парагвае, в Парагвае,
Там только рай для обезьян...
Ах, в этом крае попугаи
Кричат так мило среди лиан...
Слушай их весь день,
Бананы кушай, севши в тень...
Ах, в Парагвае, в Парагвае
Я бы жил и не тужил!

2. Две недели свой привет без цели
Павиан в океан слал...
А в Нью-Йорке старый Джо, в восторге
Скрыв конфуз, этот груз ждал...
Обезьяньей кровью нагружен,
Старый Джо был вмиг омоложен.
Вдруг, о ужас, Джо наш, поднатужась,
Прыгнул на комод и, смеша народ,
Завопил, открыв широкий рот:

Ах, в Парагвае, в Парагвае,
Там только рай для обезьян...
Ах, в этом крае попугаи
Кричат так мило среди лиан...
Слушай их весь день,
Бананы кушай, севши в тень...
Ах, в Парагвае, в Парагвае
Я бы жил и не тужил!

Аллилуйя (один из вариантов песни)

Музыка Винсента Юманса
Муз. редакция Поля Эрлиха
Слова Анатолия д'Актиля

1. Пусть глупцы на небе ищут бога
И чудес от него ждут.
Не туда ведет моя дорога.
Я нашел божество тут.
Божество с земною красотою
Божество с живою теплотой.
Для меня нет бога кроме бога:
Сердца не дробя, славлю я любя.
Только вездесущую тебя.
Припев:
Свою хвалу я
Аллилуйя! Аллилуйя! Не таю.
Тебя целуя, «Аллилуйя! Аллилуйя», — я пою.
Душу славословлю
Я с любовью отдаю.
Пою, целуя, «Аллилуйя! Аллилуйя!»
В честь твою.

2. Вся земля как будто стала раем:
Слез и мук больше нет
Здесь.
Мы с тобой, как ангелы играем:
Ты да я — вот и свет весь!
И когда к устам прильнут уста,
Даже страсть божественно чиста.
Мой напев чудесней Песни песней:
Я твой серафим!
Я твой херувим!
Мир с тобой мы вместе оживим.
Припев:
Свою хвалу я
Аллилуйя! Аллилуйя! Не таю.
Тебя целуя, «Аллилуйя!
Аллилуйя», — я пою.
Душу славословлю
Я с любовью отдаю.
Пою, целуя, «Аллилуйя!
Аллилуйя!»
В честь твою.

Аллилуйя (один из вариантов песни)

Музыка Винсента Юманса
Муз. редакция А. Вюльтера
Слова Павла Германа

1. Там в Европе
Сквозь гудки и ропот,
Хрип сирен и сплошной джаз,
На бульварах,
И в кафе и барах,
Кое-что поразит вас.
Там где церковь — сила и закон,
С ней в контакте нынче чарльстон.
И в угаре
Всюду пляшут пары
Новый чарльстон,
Где со всех сторон
То и дело раздается стон:
Припев:
О, аллилуя, аллилуя
Так танцуя там поют
О, аллилуя, аллилуя
Слышишь только там и тут...
Всю вот эту чушь, настанет день, сметут метлой
И «аллилуя» заменит скоро
«Со святыми упокой»...

2. В этом мире
Злой сплошной сатиры,
Уж ничто не дивит нас.
Пусть сквозь моду
Опиум народу
Там несет и дает джаз...
Если дело дальше так пойдет,
Скоро церковь освятит фокстрот...
У Европы
Есть конечно опыт.
Там где легкость ног,
Там где доллар — бог
Там припев родиться этот мог:
Припев:
О, аллилуя, аллилуя
Так танцуя там поют
О, аллилуя, аллилуя
Слышишь только там и тут...
Всю вот эту чушь, настанет день, сметут метлой
И «аллилуя» заменит скоро
«Со святыми упокой»...

Фокстрот «Аллилуйя». Запись оркестра Натаниэла Шилкрета, 1927

Оркестр А. Цфасмана «Аллилуйя» A.Tsfasman's Orchetra Hallelujah! 1928